Ellen RainboWR
[*бабочка семейства кроличьих*] безумный гетщик
Автор:Ellen RainboWR
Название: Пожалуйста, не уходи
Пейринг: Рен/Тамао
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, драма, ангст
Размер: макси
Описание: Случайная встреча молодого бизнесмена и набирающей обороты певички в совершенно неожиданной ситуации повлекла за собой целую череду нежелательных последствий... Всего лишь одна встреча изменила все.
Публикация на других ресурсах: Уведомляйте меня, пожалуйста, о своем намерении о размещении на сторонних ресурсах. Плюс ссылка.
От автора: Мне всегда нравилась такеевская мысль о становлении Тамамуры певицей. Но вот только, судя по манге, популярности особой она при этом не приобрела. Или же просто решила отдать себя гостинице фунбари. А у меня тут очередное "если бы". Что касается Тао... Я хотела сделать его либо владельцем корпорации, либо политиком. Но в любом случае это должно было быть связано с обещанием Хао. Остановилась на корпорации, уже и не помню почему х) В первой части об этом не сказано, но в моей писанине его компании занимаются производством различной техники, которая наносит минимальный ущерб природе, а основное его стремление вообще такового не вызывать. Своеобразная борьба за благополучие планеты, в общем.

Часть 1.
Борись.


Глава 1.
Газеты.

Тао Рен окинул презрительным взглядом окружающую его обстановку. В полумраке различаются низкие столики и комфортабельные кожаные кресла, длинная барная стойка и бармен, занятый коктейлем; уши режет не слишком громкая, но «дикая», как подумал Рен, музыка; воздух пропитан запахом дорогих сигарет и алкоголя. Молодой человек искренне не понимал, чем подобные места привлекают высокопоставленные лица, а сам он почти вынужден здесь находиться. (Хотя Рен предпочитает слово «вынужден» заменить выражением «имел случайность».) Что касается компании, ее составляли один из хороших партнеров его корпорации и некая богатенькая «шишка». К слову сказать, с этим партнером у него были неплохие отношения, а он очень просил прийти. Кроме того, Оизуми (так звали партнера) пару раз выручал Тао, а представители данной фамилии в долгу оставаться не любят.
И вот он здесь. «Чтоб я еще раз пришел в такое место, да никогда!» - раздраженно подумал Рен.
- Девушка, принесите-ка мне самое дорогое виски, что у вас есть, - обратилась к официантке та самая «шишка». Тао едва сдержался, чтобы не фыркнуть. Выпендрежник… Рен и фамилии-то этого субъекта не помнил. Асахи, что ли?..
- Я не так давно ездил в Великобританию, и меня покорил этот напиток, который там довольно популярен, - Асахи подмигнул молодым людям. Оизуми послал Рену понимающий взгляд, чуть качнув головой.
Еще минут двадцать Асахи болтал о всякой чепухе, словно тут семейный праздник, а не деловая встреча.
- Тао-сан, вам следует это попробовать, - Асахи кивнул на нетронутый стакан Рена и опорожнил свой.
- Спасибо, но я предпочту перейти сразу к делу, - холодно ответил Тао. Полный мужчина напротив слегка нахмурился, очередной раз наполняя свой стакан.
- Вы так молоды, а уже столь серьезны... – неприятно улыбнулся он. Рен начал терять терпение. Позвал, травит байки, а теперь еще и снисходительно хмыкает, будто бы Тао легкомысленный ребенок!
- Как видите, Асахи-сан, в свои полные двадцать, - с нажимом на последнее слово процедил Рен, - я немало добился.
- Что ж, я заметил, - насмешливо ответил мужчина. «Чертов денежный мешок», - с презрением подумал Рен.
- К делу, так к делу, - добавил Асахи.
Выпитое виски вовсе не помешало богачу трезво мыслить. Он уточнял, переспрашивал, осторожничал, тянул резину, словно раздумывая, вкладывать ли средства в проект Оизуми – в общем, держал их в напряжении. Рен, в свою очередь, понимал серьезность и опасность человека, что сидел напротив, и тоже был осторожен.
В конце концов, Асахи согласился.
- Что ж, с вами приятно иметь дело, - произнес Асахи уже без насмешки – во время разговора он понял, насколько серьезны его собеседники. – Я отойду...
Рен и Оизуми остались одни.
- Рен-сан, спасибо, выручили, - Оизуми похлопал его по плечу. Тао хмыкнул.
- Отвезете его, Оизуми-сан? Мне его общество уже порядком надоело...
- Да, не беспокойтесь. Можете идти.
Рен поспешно двинулся к дверям. Это место надоело не меньше Асахи.
- Хитрый старикан, - пробормотал он уже на улице.
- Мне тоже так показалось, - сказал Басон, все время будучи рядом с хозяином.
- Надеюсь, мы больше не пересечемся.
Позвонил шоферу, стал ждать.
Позади открылась дверь: кто-то вышел из заведения.
- Ох!
Звук падения, стон. Рен лениво обернулся. Какая-то девушка лежала прямо у дверей. Она попыталась подняться – в общем-то, безуспешно. Рен окинул ее взором полным брезгливости. Наверняка некая напившаяся актриса или дочь богатенького политика... То, что девушка не из простого народа, объяснялось просто: сие заведение рассчитано на широкий карман. Да и платье на ней недешевое...
Рен уже хотел отвернуться и предоставить пьяную самой себе, как застыл, увидев ее лицо. Знакомое лицо.
«Бред», - подумал Рен, вглядываясь в клубничные глаза, а Басон прогремел:
- Тамао-сама!
- О, и китайские принцы тут как тут - выручать нашу принцессу, - хихикнул Пончи, вылетая из-за спины коккури.
Рен узнал тануки – это один из тех двух надоедливых духов, вечно болтающих глупости... Вон, кстати, и второй.
Хм, значит, вот эта упившаяся барышня – та самая... как там ее... Тамао? Насколько помнил Рен, это была странная девчонка-тихоня, вечно смущенная и, кажется, боготворящая Йо. А тут, выходит, в тихом омуте черти водятся... Неожиданно. А Тао вообще никогда конкретно с ней не пересекался, так что даже слегка опешил, не зная, что делать или говорить. Разве что прикинуться, что он ее не знает?..
Тем временем Тамао пыталась сфокусировать взгляд на «китайском принце».
- Ооо, Реееен-сааан, - пропела Тамао, глуповато улыбнувшись. Все так же глядя снизу вверх. Странная ситуация.
План «я тебя не знаю» успешно провален. Хотя он сомневался, что правда ее знает.
- Встать можешь? – спросил Рен, хотя обратное было очевидно. Тануки и лис потешались с замешательства Тао – нечасто такое увидишь...
А у Рена перед глазами вдруг возник образ Асакуры Йо с его всепрощающей и всепонимающей улыбкой. Тао выругался: друг слишком плохо на него влияет...
- Давай руку, - нехотя сказал Рен, поставив в уме галочку: Асакура теперь ему должен. И куда он смотрел? Следить надо за своими... мм... девушками.
А вообще, правда, что эта девчонка забыла в Осаке? Да еще в таком заведении...
Вцепившись в протянутую руку, Тамао кое-как поднялась, да тут же чуть не подвернула ногу: у нее был сломан каблук. Если бы Рен уничтожал взглядом, на месте этого района уже были бы красивые исторические руины, а от Тамао остались бы воспоминания.
Подъехала машина Рена. Он раздраженно приказал:
- Пошли.
- Куда? – пьяно промурлыкала Тамао. Рена передернуло. Вот заразился на свою голову от Асакуры притяжением дурацких приключений...
- Я тебя подвезу.
- Ооо...
Однако стоило ей сделать шаг, и Тамао изящно поцеловала бы асфальт, да вовремя ухватилась за плечо Рена. Тому начало казаться, что перепила не Тамао, а он сам. И убить кого-нибудь захотелось, душу отвести. Может, тут где-нибудь неподалеку еще кто-то гуляет, вот, Хорохоро, например, или Рю...
- Давай сюда туфлю.
- А? – захлопала ресницами Тамао.
- Давай сюда чертову туфлю с каблуком, - прошипел Тао.
Снова чуть не свалившись, она сняла туфлю и передала ее Рену. Тот одним движением сломал каблук и вернул обувь владелице.
- Ооо, - снова протянула Тамао. Тао проклинал все и вся.
- Так лучше?
- Ага.
- Тогда пошли быстрее.
Пошатываясь, Тамао благополучно достигла машины.
Когда оба были внутри, Рен спросил:
- Где ты живешь?
- Ммм... В отеле.
- В каком? – теряя терпение, уточнил Рен.
- Ммм... Не знаю...
Рен выругался.
- Кати в «Звезду», - обратился к шоферу он. Перевел взгляд на Тамао. Та что-то напевала, закрыв глаза. Рен махнул на все рукой: пусть делает что хочет, лишь бы не трогала.
Приехали быстро.
- О, уже на месте! – радостно воскликнула Тамамура. А уж Рен как был рад.
Из машины Тамао выбиралась минут десять, пару раз стукнувшись головой о крышу автомобиля и зацепившись платьем за застежку ремня безопасности. Решив, что до гостиницы сама Тамао не доберется (хотя вот она, перед носом), да и регистрацию не осуществит, Рен взял девушку за локоть и поволок в сторону высокого здания.
- Эх, не зря говорят: не умеешь пить – не пей, - по-философски заметил Кончи. Рен молча с ним согласился.

* * *

Проснулась Тамао сразу по нескольким причинам: ей очень хотелось пить, а мозг словно накачали свинцом, продолбив предварительно парочку отверстий. Да и рвотный позыв заставил рвануть в туалет...
Такого девушка никогда не испытывала, но особого восторга по поводу сего новшества не переживала. В ушах стоял раздражающий звон, малейший шум отзывался в голове страшнейшей болью, комната просто плыла перед глазами, а пол уходил из-под ног. А, отойдя, наконец, от унитаза к зеркалу, бедняжка едва не лишилась чувств: такое лицо она предпочла бы забыть и не вспоминать даже в самых жутких ночных кошмарах.
Более менее придя в себя через несколько часов, Тамао задумалась: а где это она? И как сюда попала?
Гостиница, это понятно. Выглянула в окно. Хм, этот район она вроде бы знает... Впрочем, какая разница, ведь всегда можно вызвать такси.
- Ну что, протрезвела? – злорадно захихикал Пончи. Тамао снова затошнило.
- Ооо, это так ужасно... Зачем они вообще потащили меня в этот бар?.. – девушка схватилась за виски и плюхнулась в ближайшее кресло. Не помогло. Да и воспоминаний не прибавило... Так, смутные образы.
Хотя начало Тамао помнила прекрасно. После репетиции (кстати говоря, утомительной репетиции, после которой Тамао опасалась за свои связки) девчонки, что были на подтанцовке, очень убедительно просили ее пойти с ними, «расслабиться». Тамао поначалу отказывалась, но... Идти, кроме как в отель, некуда, никто не ждет, а ведь эти девушки первые, с кем ей удалось подружиться в этом городе – в таком чужом и незнакомом...
Что же привело Тамамуру Тамао в Осаку?
Она исполнила свою мечту: стала певицей. Постепенно, шаг за шагом, с каждой новой песней она поднималась выше и выше. Сначала маленькие зальчики родного Токио и небольшие городки, а вот теперь Осака. Зрителей привлекали полные светлой грусти, такие эмоциональные тексты, нежный голос, приятная внешность. Песни Тамао сочиняла под действием находивших на нее эмоций, писав на одном дыхании. Лишь вспомнив про Фунбари, про борьбу на Битве, про Йо, его улыбку и добрые глаза... Про храбрость и дружбу, про любовь – к природе, к жизни, к человеку, пусть и неразделенную, - и про верность, про силу и мудрость, про смерть и смысл жизни. Ее опыт и воспоминания разливались в интонациях голоса, а люди думали, что понимают смысл текстов... Никто не смог бы петь эти песни так, как пела Тамао.
Так вот, девушка оказалась в баре. Увидев цены, Тамао просто дара речи лишилась (жизнь с Анной, разумеется, даром не прошла), но новые подруги пообещали заплатить и за нее, мол, аванс у них.
Что было дальше, Тамао помнила расплывчато. Кажется, она спьяну что-то пела... едва различимые образы... Падение... Кожаный салон автомобиля...
Тамао напряглась. Что это за машина? Уж точно не такси...
- Нашей принцессе повезло наткнуться на принца, - заржал Кончи.
- А? – Тамао предчувствовала нехорошее. Там был мужчина, а она не помнила? Ужас, а что, если...
- О, ты не помнишь своего старого знакомого? Ах, как это печально: склероз, да в таком раннем возрасте...
- Прекращайте свои шуточки! – попыталась заткнуть своих духов Тамао. Впрочем, как обычно, ей это не удалось.
- Не знаю, не знаю, но твоих шуток Тао Рен не оценил... – хихикнул Пончи.
- Кто? – вытаращила глаза Тамамура. – Ка... Чт... А...
Девушка поначалу не могла выдавить из себя ничего связного. Но вскоре успокоилась. Что ж, если она не помнит вчерашних событий, это не еще не позволяет ее собственным духам дурачить ее!
- До чего только не додумаетесь, - вздохнула Тамамура.
- Ну, не веришь, так выясни, на чье имя номер зарегистрирован, - хмыкнул Кончи.
Какое-то расплывчатое предчувствие коснулось девушки, но она от него отмахнулась.
О, а ведь у нее никакой одежды, кроме того платья да туфель, с собой нет... Странно надевать такую одежду просто так, но ничего не поделаешь.
Ох! Отчего оно такое грязное, платье? Тамао ужаснулась: платье же дорогущее! Купленное на деньги с первых концертов вместе с туфлями, оно обошлось девушке, мягко говоря, недешево. Но перед приездом в Осаку продюсер настоял, чтобы Тамао купила хотя бы одно платье, но приличное. Под словом приличный он, очевидно, подразумевал именно стоимость.
О нет, туфли! Тамамура чуть не расплакалась. Каблуки, каблуки были безжалостно отломаны!
Отломаны... Она внезапно вспомнила: легкое движение сильной руки, блеск фиалковых глаз...
- Это правда был Тао Рен, - прошептала Тамао, оседая на пол. Как же стыдно! Он, Тао Рен, видел ее, Тамао, пьяной! Терпел ее глупое хихиканье, ее бред... А она навязалась постороннему, по сути, человеку...
- О, дошло, - прокомментировал Пончи, глядя на Тамао, закрывавшую лицо руками.
- Что же он теперь думает... Ой, как стыдно... – бормотала Тамао.
Она попыталась вспомнить, что вчера делала. Нет, ничего не идет на ум. Зато она и правда вспомнила Рена.
Как и Тамао, Рен повзрослел. Сколько времени прошло с тех пор, как этот странный друг Йо был последний раз в Фунбари? Да, немало.
Он отрастил волосы. Глупо, наверное, но Тамао не могла сказать, что это портило его внешность. Может даже, наоборот.
А еще он, кажется, стал выше. Тамамура робко усмехнулась: ее рост раньше был больше, чем у него. Помнится, Хорохоро как-то раз высказался на эту тему. После этого Рен с ним неделю не разговаривал, правда...
Вот оно как. По старой дружбе с Йо решил помочь, значит. Как же стыдно. И унизительно.
- Не буду больше пить, никогда, - страдальчески промямлила Тамао, красная до корней волос. Ох. И ее снова затошнило.
Духи лишь сочувственно качали головами.

* * *

Тао Рена разбудила громкая, раздражающая трель. Чертов мобильник. Надо сменить рингтон. Хорошо, хоть рядом - можно дотянуться.
- Алло! – гаркнул он в трубку.¬¬
- Тао-сан, простите, это насчет контракта с...
- У меня маразм? Или, может быть, амнезия? Я сегодня вроде как выходной, нет? – саркастично поинтересовался Рен.
- Простите, но тут вопросы из-за...
- Я лично подпишу ту идиотскую бумагу, но только когда выйду на работу! – рявкнул Тао и нажал отбой.
Не успел положить голову на подушку, как новый звонок.
- Да чтоб их всех!..
Глянул на дисплей. Вроде его знакомый журналист? А ему-то что надо?
- Пошли они, - буркнул Рен и, отключив телефон, улегся спать дальше.

* * *

Через два дня Тамао, чувствуя себя просто прекрасно, отправилась на репетицию. Нужное здание было недалеко от гостиницы, где она временно жила, так что Тамамура шла, наслаждаясь прогулкой пешком. Не любила она транспорт.
Приятная трель – это звонит телефон.
Тамао спешно искала на дне сумочки аппарат. Ох, сколько внимания привлекает, наверное! А звонок же громкий! Ой, как неудобно...
Наконец, извлекла телефон на свет и быстро поднесла в уху.
- Да?
- О, Тамао, привет, - из трубки послышался веселый мужской голос.
- Йо-сама! А... Э... Здравствуйте! – сразу заволновалась девушка.
- Как дела? У тебя все хорошо?
- Да! Я... Я... Я на репетицию иду...
- А, вот оно как... Что-нибудь новое?
На ум сразу явился образ Тао Рена. Съежилась. Она скорее Анну пошлет прямым текстом, чем расскажет такое кому-нибудь!
- Нет, ничего, совсем, - как-то не очень убедительно ответила Тамао.
- Мм, ясно.
Не заметил или тактично промолчал?
- А... А как Хана? – девушка обрадовалась, что нашла новую тему.
- Ох уж этот проказник, - добродушно рассмеялся мужчина на другом конце провода, - тот еще капризуля... Весь в Анну...
После этой фразы из трубки послышался странный шум.
- В-в смыс-сле... В кого бы это? – выдавил Йо.
Тамамура рассмеялась. Как же она скучала по Фунбари... И по Йо... Пусть у него теперь и своя семья. Она по-своему могла быть ее частью.
- Я рада, что у вас все хорошо. Передавайте привет Манта-сану и Рю-сану, и Анне-сама тоже.
- Да-да, и они передают. А ты давай там, покоряй Японию своим голосом!
Тамао тепло улыбнулась.
- Ладно, у тебя же репетиция...
- Да. Спасибо за звонок, Йо-сама.
Гудки.
Ритм стука сердца приятно ускорился, на щеках появился румянец. Как странно. Вот вроде бы она повзрослела, стала увереннее и умнее, а с Йо-сама она все та же маленькая смущенная девочка...
Но как же хорошо, что Йо-сама ее подбодрил звонком! А то ведь генеральная репетиция...
Вот так и добралась. Толкнула тяжелую дверь, пересекла коридор, прошла еще через пару дверей. За последней громко переговаривались почти все участники будущего концерта. Однако стоило Тамао войти в помещение, как все смолкли. Несколько шепотков гулко прозвучали в тишине и тоже стихли.
Ощутив на себе десятки пристальных взглядов, Тамао поежилась.
- Что-то не так с моей прической? – поинтересовалась она, подходя все ближе к сцене. Взрослея, Тамао научилась скрывать свои истинные чувства, в том числе и волнение.
Знакомая певица молча протянула Тамамуре газету. Тамао удивленно переводила взгляд с девушки на листы в ее руке и обратно.
- Глянь, - только и сказала она.
Только Тамао взяла чтиво и лишь скользнула взглядом по фото в статье, как сердце пропустило удар.

* * *

Прекрасно. Лучше просто не бывает.
Вот только слухов о его персоне и скандалов Тао Рену для полного счастья не хватало. Конечно, у него же такая жизнь скучная!
«Тао Рен – молодой бизнесмен, – гласила статья, - известный на весь мир своей корпорацией Тао, предприятия которой можно обнаружить в Японии, Китае, Южной Корее, США и в нескольких других странах...»
Дальше по тексту несколько замечаний о его роде деятельности и стена текста на тему его личной жизни. Половина, как минимум, смехотворные догадки и домыслы. Но, к сожалению, не все...
«Насколько известно, Тао-сан планировал помолвку с представительницей знатного французского рода. Пока известно лишь ее имя – Жанна...»
Рен фыркнул. Можно позавидовать фантазии автора статьи. Это ж надо, знатный французский род... Но вообще удивительно, откуда они про Жанну выяснили... О, есть даже фото.
В уголке скромно умостилась маленькая фотография плохого качества, где различим Рен, а также Жанна со спины: здесь они обсуждают договоренность по поводу той самой помолвки. Неизвестно только, где это вообще взяли...
«...Однако верен ли будущей супруге Тао-сан? Кажется, нет. Буквально на днях он был замечен выходящим из бара в компании восходящей звезды - пока малоизвестной, но набирающей обороты певицы Тамамуры Тамао. Далее они направились в гостиницу – разумеется, ясно, с какими целями...»
И плевал бы Рен на эту статью, только вот там еще одна фотография! И на этот раз гораздо лучше предыдущей, да и крупнее, чтобы в глаза бросалась. Рен, держащий под руку Тамао, заходящий в «Звезду».
Вот так новости... Да еще, оказывается, она теперь певица...
«...Тао Рен-сан наслаждается последними моментами свободы? Да и стоит ли его упрекать: внешность Тамамуры соблазнит кого угодно...»
Тао с презрением отбросил газетенку. Видно, этого журналюгу грозились уволить, а он решил таким образом еще задержаться в издательстве, мол, вносит существенный вклад и избыток материала. Рен теперь, значит, герой-любовник, а эта девчонка вообще роковая женщина? Тао даже посмеялся бы, если бы не ожидал глупых звонков и выяснений...
А вот и первый.
- Рен-сан, вы видели? Газета...
- Видел, Оизуми-сан, видел.
- Вы в порядке?
Брови Тао взметнулись вверх. А что, небо рухнуло на землю? Он должен бегать в истерике? Увольте. Он не какая-то там сентиментальная девчонка, чтобы нюни распускать.
- Есть что-то примечательное?
Странные люди. Даже эта дурацкая статья не отрицала, что он еще не помолвлен – какие тогда к черту вопросы?
- Ну...
- Давайте-ка по делу, - раздраженно отрезал Рен.
- Так если все нормально... – замямлил Оизуми.
- Тогда – до свидания, – грубо оборвал разговор Рен и нажал отбой. И опять звонок. Столько неприятностей от этой статьи!
- Рен, я видела газеты... Как ты, нормально?
- Почему все ждут от меня нервный срыв? Я должен слечь с сердечным приступом? – саркастично поинтересовался Рен. – Сестра, я еще жив и с головой у меня все в порядке.
- Ох, Рен... – Джун вздохнула.
- А до тебя-то как новости дошли?
- А я сейчас в Японии...
- В Токио?
- Да, пока еще в аэропорту. Мимо киосков прошла и увидела... Рен, мне просто не верится! Я понимаю, Тамао-тян очень хорошая, милая, но ведь...
- Сделай доброе дело – получи неприятности, - хмуро произнес молодой человек.
- Что?
- Я просто помог ей добраться до ближайшей гостиницы, потому как сама она была не в состоянии этого сделать, - раздраженно пояснил Рен.
- То есть, ты хочешь сказать... В статье все перевернули с ног на голову, как всегда? – прозорливо уточнила Джун.
- Я безмерно рад, что хоть кто-то понял, - кисло ответил он.
- О, у тебя теперь, должно быть, столько проблем... А что Жанна-сан?
- Увидит – обрадуется, - процедил Тао.
- Рен, я серьезно...
- Да плевать мне. Наш брак – не моя идея.
- Рен, - с укоризной в голосе сказала Джун, - тебе не следует так гово-...
- Может, и хорошо, - перебил ее он, - что сие недоразумение, именуемое статьей, родилось на свет... Одной проблемой меньше теперь.
- Рен, - в который раз она произнесла его имя.
- Что-то еще? – грубо спросил мужчина.
- Ну, зачем же так... Я беспокоюсь.
- Не надо обо мне заботиться, спасибо, вырос уже, - буркнул Рен.
- Главное, ты не отчаивайся... Не принимай близко к сердцу...
- Сестра, - он закатил глаза. Что ж она все переживает за него, как за маленького?
- Ладно уж... – понимающе протянула она. - Пока.
- Пока.
Нажал красную кнопку – снова звонок.
Вырубить телефон, что ли? Нет, один раз уже вырубил, хватит.
Но сколько же его еще ждет их, звонков-то этих?..

* * *

Тамао едва пережила генеральную репетицию. Напряжение ужасное, а она во время работы думает совсем не о концерте... Да еще эти дурацкие взгляды и перешептывания. Ужасно, ужасно...
Из-за своей безответственности и глупости она принесла человеку неприятности. Человеку, который не плюнул на нее, не бросил, а помог. Пусть он ей никогда не нравился, пусть она всегда относилась к нему с настороженностью, пусть, – если уж совсем честно, – она даже немного побаивалась его... Он ведь не посторонний человек. Это близкий друг Йо-сама, это брат Джун-сан... А она взяла и подставила его.
Чувство вины постепенно перетекало в отвратительное ей чувство стыда, которое Тамао всегда ненавидела. Но ничего не могла сделать. Даже теперь, став взрослой девочкой.
«Что же теперь делать?» - панически думала она. Как помочь Рен-сану, как избавить от появившихся проблем? И помолвка...
А ведь это с Жанной-сан он должен быть помолвлен. Надо же. Тамао действительно не ожидала такого. Впрочем, как она могла, не интересуясь, в общем-то, личной жизнью ни одной, ни другого.
А оно вон как сложилось. Девушка, которой Тамао восхищалась, которую уважала, выбрала его, Тао Рена, себе в мужья. Или это он ее выбрал? Тамао едва представляла себе Тао участником неких романтических отношений. Но кто она такая, чтобы понимать его? Откуда ей знать? Право, смешно.
Снова стыд, теперь перед Жанной. Что же она теперь подумает? Тао Рен хоть правду знает, но она?.. Слабая надежда, что Рен ей все объяснит, была слишком призрачной, чтобы поверить. Она не знала, какого рода отношения их связывают и насколько они доверительны. А вот чье доверие сама Тамао не хотела терять, так это доверие Жанны. Нет, нельзя так думать. Она наверняка знает, что ее будущий муж честный, верный человек... Тамао мгновение спустя только изумилась, откуда в ней такие эпитеты по отношению Рену, тому самому Тао Рену, что когда-то был угрозой для Йо-сама, его соперником... За одно только за это она его не любила.
Ах, снова чувства вины и стыда, смешанные в отвратительном коктейле.
Тамао решительно сжала руки в кулаки. Она извинится. Пусть от этого не легче, но... Пусть хотя бы знает, что она не хотела.

* * *

Рен сидел в не очень-то удобном кресле в огромном зале перед самой сценой, в первом ряду. Рядом – деловой партнер. Один из спонсоров концерта.
Подобные мероприятия вызывали у Тао только раздражение. А в первом ряду даже не задремать, на худой конец, ибо шум.
Что делало ситуацию веселее, так это наличие Тамамуры Тамао в списке участников концерта. Ну и разумеется, это выяснилось только на самом концерте, уж кто бы сомневался.
Прекрасно. Рен был сыт по горло зрелищем в том проклятом баре. Не хотел он больше видеть эту ходячую (хотя и с трудом иногда) катастрофу.
И хотя ему было наплевать на чувства этой девчонки, но Рен был уверен, что своим присутствием доставит ей не меньше удовольствия, чем она ему своим выступлением перед носом.
А вообще этот спонсор идиот и ничего не смыслит в лучших местах. А они, эти места, последние, те, что повыше. Там можно видеть всю сцену, а если хочется увидеть что-то конкретное – бинокль в помощь. Да и акустика не позволяет звуку «не дойти» до последних мест. Хотя, это же не театр... Тем меньше ценности имеет этот цирк. А на первые места стремятся только подростки-фанатики или влюбленные поклонники.
Но вопреки ожиданиям Рена все оказалось не так плохо. Музыка была в основном спокойная вовсе не «кричащая». Было бы вообще здорово, если бы не постоянные комментарии этого самого спонсора. Сам себя не похвалишь, никто не похвалит, ага. В конце концов Рен не выдержал и сказал, что хотел бы в полной мере наладиться выступлением и оценить музыкальные способности участников, расположение объектов на сцене, угол подсветки и ее цвет самостоятельно. Собеседник спохватился, мол, конечно-конечно, и вроде даже заткнулся наконец.
- А сейчас, - торжественно объявил ведущий концерта, - на сцене восходящая звездочка Японии – Тамамура Тамао!
Зал наполнился аплодисментами. Когда они стихли, в зале, словно их это, остались звучать шепотки. Рен же, несмотря на косой взгляд спонсора, сохранял равнодушный вид. Пусть себе говорят. Шуты.
И вот – надо же! – появилась она. Белоснежное кимоно с пастельным узором; волосы в пучке, украшенные веточками и нежными цветочками; две выбившиеся как бы ненароком пряди на плечах; улыбка и блестящие глаза – все это Рен окинул взглядом за одно мгновение. Не впечатлила.
«Ну, уже хотя бы получше выглядит, чем тогда,» - ехидно подумал Тао.
Первые звуки фортепиано, первые ноты, сорвавшиеся с губ. И если во внешнем виде Рен не обнаружил ничего особенного, то голос был повыше среднего. А может, и не выше. Но в нем было что-то такое, чего он не услышал во множестве предыдущих выступлений.
Стало даже любопытно. Снова перевел на нее взгляд. Глаза. Глаза, внезапно посмотревшие на него. Чуть расширились.
И тут же песня зазвучала тише, скромнее. Как будто бы до этого она пела в полном одиночестве, а кто-то вдруг ворвался в него, разбив неосторожным движением его хрупкие стенки. Рен очень четко увидел картину: эта девчонка, еще помладше, заливающаяся краской после одного лишь слова Йо. Или после чьего-либо обращения к ней. Будто бы не ритм сменился, а разыгралось целое представление, постановка.
И Рен понял. Эмоции. Состояние души. Искренность. Она умудрялась передавать все песней.
Рен удовлетворил свое любопытство, и ему снова стало скучно. Посмотрел на часы: до конца совсем немного осталось. Вот и отлично.
Песня стихла. Мужчина лениво поднял глаза на Тамао. Та смотрела куда-то в центр зала, как нарочно не глядя на первый ряд. Поклонилась, улыбаясь. Легко развернулась и ушла за кулисы.
Снова речь ведущего, снова второсортные песенки. То, что без зазрения совести можно назвать полноценной песней, уже прозвучало в этом зале. Лишь один раз.
...Неспешно покидали зал люди.
- Тао-сан, правда, концерт здорово прошел?
- Просто прекрасно, - с едва различимым сарказмом ответил Рен.
- Я же говорил, что вам понравится, - гордый собой спонсор не заметил насмешки.
Рен только хмыкнул и толкнул железную дверь, чтобы, наконец, покинуть это здание. Хорошо, что они могли выйти через служебный ход, не привлекая внимания толпы.
Приблизился к машине, как вдруг:
- Тао-сан!
Мужчина обернулся: к нему бежала какая-то девушка. Это еще кто?
- Вам... передать просили... – она подбежала к нему и, запыхавшись, совала ему в руки какую-то бумажку. Стоило ее взять, как девушка испарилась.
- Мило, - прокомментировал спутник Рена.
- Глупость какая-то, - фыркнул Рен, но положил сложенный листок в карман пиджака.
- Что ж, до встречи, Тао-сан, - мужчина направился к своей машине, а Рен, наконец, сел в свою.
...После получаса в дороге и бессмысленного смотрения в окно Рен вспомнил про бумажку в кармане. Достал, разложил.
«Пожалуйста, простите меня за все неудобства, что я вам причинила».
Дальше номер телефона и подпись: «Т».
Рен покачал головой. Вот идиотка...


Глава 2.
Звонки.

Тамао чуть с ума не сошла от радости. Да, да!
Ее пригласили принять участие в большом концерте, тоже здесь, в Осаке. Продюсер одобрил. Ах, как же здорово!
Если у Тамао и были подозрения, что приглашена она была из-за новообретенной (впрочем, и нежелательной) известности, то она просто игнорировала эти мысли. Нет, это все сила ее голоса!
Зазвонил телефон.
«Надеюсь, это не Ая-тян, решившая отменить встречу,» - подумала Тамао, договорившаяся ранее увидеться с подругой, одной из участниц прошлого концерта. У нее болела мама, потому та могла неожиданно сорваться в больницу из-за любого звонка.
– Да?
– Тамао? – у девушки екнуло сердце, и приятное тепло разлилось в груди при звуке этого голоса. – Привет. Ты скоро возвращаешься? Когда нужно встретить?
– Нет, Йо-сама, тут новый проект намечается, – не скрывая радости ответила Тамао.
– А, вот оно что, – мужчина облегченно вздохнул. – Я боялся, что поздно звоню, и мы тебя провороним, а ты, как всегда, не захочешь нас беспокоить...
Тамао тихонько рассмеялась – он всегда поднимал ей настроение. Снова и снова ей приходил в голову его образ и, в особенности, его теплая улыбка.
– А как концерт прошел?
Что-то неприятно щелкнуло в воспоминаниях: Тао Рен, сидящий в первом ряду. Холодно, равнодушно смотревший на нее. Тамамура недоумевала: что ему могло понадобиться на этом концерте? Ради насмешек, чтобы дать ей ощутить вкус вины? Горечь и так уже обжигала внутренности.
И записка, наспех нацарапанная в гримерке. Тамао уже жалела о своем порыве – тогда на эмоциях она совершила глупость. Пожалуй, девушка была уверена (и даже в глубине души надеялась), что он избавился от этого клочка бумаги, даже не взглянув.
Тамао вдруг опомнилась и подавила в себе эти мысли. Попыталась.
– Все прошло замечательно, – наконец бодро ответила она. – Меня же не зря еще на один концерт пригласили.
– Мы все рады за тебя, – просто и искренне сказал Йо. Тамао охватило невероятное чувство нежности к этому человеку. Она полюбила его именно за это – за искреннюю доброту. В нем не было фальши.
– Тамао...
– Да?
– Я видел газеты, – негромко сказал Асакура.
Улыбка погасла, все краски посерели, солнце поблекло. Нет, нет! Только не это! Пусть кто угодно думает, что захочет, но только не он, только не Йо-сама... Она не может так опуститься в его глазах!..
– Йо-сама, я... я... все это... – Тамао едва сдерживала эмоции.
– Тамао, я все знаю, – мягко произнес мужчина. – К нам приехала Джун и рассказала, что все это лишь репортерские утки. Ты как вообще, в порядке? Оно тебя не коснулось?
Все ее существо окатило волной внезапного спокойствия. Он, как обычно, понял ее... И беспокоится...
– Все хорошо, – голос Тамао был полон благодарности.
– Ты молодец, – она просто чувствовала его улыбку. – Тогда, пока?
– Да. Спасибо за звонок, Йо-сама. До свидания.
Он навсегда останется самым теплым лучиком в ее жизни.
В приподнятом настроении, Тамао начала собираться на встречу с подругой. Снова звонок. «Все-таки Ая-тян», – немного разочарованно подумала Тамамура.
– Да?
– Что-то хотела? – ухо резанула ледяная сталь в голосе говорившего.
Все мысли исчезли.

* * *

Собираясь на работу, Рен обнаружил в кармане пиджака ту самую записку. Он даже не знал, зачем оставил эту мятую бумажку.
Засунул обратно в карман. Взял кейс, вышел из номера. Коридор, лифт, холл, двери, – наконец, на улице. Подъехала машина. Усаживаясь поудобнее на заднем сидении, Тао с раздражением подумал, что его впереди ждет тупое ожидание в пробке.
Поехали. Снова вытащил потрепанный кусочек бумаги.
«Ну и идиотка. Она-то тут в чем виновата? Уж никак не в моих внезапных благородных порывах».
Рен прекрасно понимал, что она не виновата, зато при этом чувство вины испытывает. Не глупо ли?
Покрутил бумажку между пальцами.
«И чего она ждет или что скажет, если я позвоню?»
Тао усмехнулся. Ну-ну. Забавно будет послушать оправдания этой девчонки. Оригинальна ли она в них будет? В другой ситуации он просто отмахнулся бы, но впереди пробка, делать нечего, а она сама напросилась.
Вот уже в его руке мобильный, а пальцы быстро набирают номер. Длинные гудки.
– Да? – мягко, напевно прозвучало в трубке.
– Что-то хотела? – поинтересовался Тао, не ощущая никакого дискомфорта. А вот она занервничала – он был в этом уверен.
Ну, никто не заставлял отправлять посыльных с записочками.
– Ох, Рен-сан, – неуверенно и как-то напряженно начала Тамао, явно лихорадочно соображая, что сказать. – Я... Я... Мне очень жаль, что все так вышло... Я причинила вам столько неприятностей... Я, правда, очень сожалею... И...
– Эгоистка, – с холодной насмешкой прервал все извинения девушки Рен.
– Ч-что? – Тамао растерялась.
– Только и слышно: «Я, да я...» Ты не думала, что поступки совершают и другие люди? Что у них есть свое мнение?
Тамао молчала. Очевидно, она не понимала, о чем речь, но не досаждала глупыми вопросами.
– Не все в этом мире зависит от тебя, запомни, – отчеканил Рен. Интересно, что же она скажет теперь?
– Простите...
Так просто. Тихо, виновато. Наверняка опустила глаза. Как банально.
– Что и ожидалось, – снисходительно ответил Рен. – Ах, да... С какой целью все эти старания?
– Целью... – растерянно повторила Тамао, ощущая невероятную неловкость.
– Разумеется. Любое действие должно иметь смысл.
– Я... Я хотела, чтобы вы знали, что мне правда жаль, – на удивление твердо произнесла эти слова девушка.
Пауза. Тао снова усмехнулся.
– А знаешь, что? Ты и правда эгоистка. Странные жесты, отнимающие мое личное время, а все исключительно для твоего самоудовлетворения. Получила, что хотела, или что-то еще?
– Это все, – казалось, ее голос вот-вот дрогнет. – Спасибо, что позвонили.
Рен даже опешил – на свою откровенно несправедливую тираду он ожидал достойного ответа. Зря. А он думал, что она умна. Хотя может, напротив, она просто не видела смысла в спорах.
Услышав гудки, мужчина спрятал телефон в карман.
Пожалуй, он перегнул палку с пассажем про личное время – звонил-то сам. Да и вообще, зачем было пытаться спровоцировать ее на эмоции? Рен уже не понимал, что на него нашло во время разговора. Он ведь действительно не злился на нее.
«Какая скука», – подумал Рен, равнодушно глядя в окно автомобиля. Здания не двигались. Пробка.
Бумажка, смятая в комочек, валялась где-то возле сидения.

* * *

– Тамао-тян? Ты точно хорошо себя чувствуешь? – Ая, светловолосая девушка, обеспокоенно посмотрела на подругу. Тамао выглядела расстроенной. И она так и не притронулась к чашке с чаем, что официантка принесла уже минут двадцать назад.
– Да все нормально, – Тамамура слабо улыбнулась. – Прости, что заставляю беспокоиться...
Ая покачала головой.
– Вечно ты извиняешься за то, что от тебя не зависит...
Эти слова, явно сказанные с добрым умыслом, будто бы включили где-то в душе морозильную камеру. И там, в холодном тумане, так четко и ясно прозвучало ледяное: «Эгоистка». Конечно, он был зол на нее. Она своими необдуманными поступками всегда все портила. Поэтому всегда предпочитала молчать и никуда не встревать. На этот раз не вышло.
– Ну вот, снова ты так смотришь.
– Как?
– Грустно, тоскливо. Что такое? Тебя пригласили на новый концерт, на этот раз крупный... Что-то серьезное?
– Да ничего. Я просто, наверное, не с той ноги сегодня встала...
– Тамао-тян, это из-за газет?
Тамамура совсем поникла. Еще и это... Вернее, изначальная причина всех ее бед, свалившихся так неожиданно.
– Бедная, – Ая искренне жалела подругу и понимала, в отличие от многих, что такая слава ей не нужна. – Постарайся не обращать внимания на эти все выдумки журналистов.
Тамао вздохнула.
– Вот именно, что не все – выдумки. А ложь, прикрытая правдой, страшнее чистого вранья...
Ая округлила глаза.
– Так вы что... Э... Вы, правда..? – ошеломленно произнесла девушка, так и не закончив вопрос. Тамао вспыхнула.
– Конечно, нет! Просто... Рен-сан помог мне в трудный момент...
– Рен-сан? А ведь это тот самый, которому я передала записку? Значит, вы с ним правда знакомы?
Тамамура опустила глаза. Некоторое время молча смотрела на свой давно остывший чай. Потом тихо заговорила:
– Он очень хороший друг моего... – она запнулась. – Моего лучшего друга.
– Мм, ясно, – Ая тактично придержала все остальные вопросы, увидев, что Тамао не очень-то приятна эта тема.
– А давай чего-нибудь сладкого закажем! – весело предложила блондинка, показывая, что тема закрыта, и к ней можно не возвращаться.
– Давай, – губы Тамао тронула едва заметная улыбка.
Девушки начали болтать о незначительной ерунде, и в конце концов у Тамао поднялось настроение.
...Возвращаясь из кафе в гостиницу, Тамао почти безмятежно улыбалась. Она ведь из тех людей, которые долго переживают любое событие, до тех пор пока его не перекроет другое. И она совсем не злопамятна.
Тамао с теплом думала о своей подруге. Как-то раз после репетиции они спонтанно разговорились, и Тамамура поняла, что перед ней простая девушка, возможно, чем-то похожая на нее. Она не такая, как многие начинающие певички, жаждущие лишь славы и денег. Ей, как и Тамао, просто очень нравилось петь. Ая очень выделялась среди других искренностью и простодушием. Неудивительно, что две девушки сблизились.
Иногда со спины миниатюрная Ая напоминала Тамамуре Анну. Но она не была на нее похожей, нет, ни капельки. Даже светлые глаза гораздо теплее холодных темных глаз Киоямы.
Как всегда занятая мыслями, девушка быстро одолела дорогу. Едва Тамао успела зайти в гостиницу, как ее окликнул портье:
– Тамамура-сан!
– Да? – Тамао подошла к стойке ресепшн.
– Вам письма...
Тамао удивленно наблюдала, как портье достает и протягивает ей целую пачку писем.
– Ничего себе! Чтива тебе надолго хватит, – прокомментировал Пончи. Разумеется, кроме шаманки его никто не услышал.
– Спасибо, – поблагодарила Тамао и пошла к лифту.
Быстро добравшись до номера, Тамао бросила письма на кровать и сама повалилась на нее. Лежа на животе, девушка распечатала первое письмо, напевая что-то себе под нос. Но, пробежав глазами по тексту, Тамао смолкла.
– Что такое? – спросил Кончи, чувствуя напряжение хозяйки.
Девушка ничего не ответила, а только нервно отбросила бумагу и вскрыла следующее письмо. Она побледнела.
Ее духи переглянулись и, недолго думая, синхронно подлетели к первому письму.
«Тао-сама не заслуживает такой подстилки! Чтоб тебя машина сбила, шлюшка! Использовала его, а все ради славы!»
«Смотри, кто-нибудь кислотой обольет в переходе», – гласило второе письмо. Оба были напечатаны.
Тамао словно в трансе вскрыла следующий конверт, на котором был изображен завиток. Оно было напечатано странным рукописным шрифтом, тоже с завитками. Темно-желтым цветом. В тексте не было никаких восклицательных знаков или «добрых» пожеланий, но Тамао видела в нем гораздо более зловещую угрозу, чем в предыдущих двух.
«Лучше бы тебе затаиться, дорогая. Для своего же блага. Нужен ли тебе концерт?»
– Не смотри остальные! – Кончи и Пончи не на шутку встревожились, видя состояние шаманки. Рука той уже тянулась за другим конвертом, но при этом у нее было отрешенное выражение лица. Однако после этих слов Тамао словно очнулась.
Отлично, просто прекрасно! Только озлобленных фанаток Рена и завистливых девиц ей не хватало! И как только ее адрес выяснили?
Ее на миг охватила паника, но девушка быстро успокоилась. Да что они могут ей сделать? Ей, шаманке, пусть и не самой сильной? Просто слишком неприятна эта моральная атака; слишком внезапна. Особенно при ее наивности.
Но нельзя принимать это близко к сердцу. И надо убираться из этой гостиницы.
Поспешно собрав вещи, не заботясь об аккуратности сложив их в пухлую сумку, Тамао одела солнцезащитные очки и покинула номер.
У стойки портье она положила ключи.
– Спасибо за обеспечение инкогнито, – холодно произнесла Тамао, в то время как сердце у нее бешено колотилось. – Все правильно уплачено?
– Да... – портье словно поежился. Он недоумевал, что произошло: полчаса назад певица зашла в гостиницу улыбаясь.
– До свидания.
Девушка вышла из здания и села в первое попавшееся такси, что было у входа.

* * *

Скажи кто пару лет назад Тао Рену, что у него будет болеть голова от телефонных звонков, он бы жестоко посмеялся над беднягой. Но вот она реальность.
Снова звонок.
– Да, – раздраженно ответил Рен, в очередной раз поднося трубку к уху. Скоро рука заноет.
– Здравствуй.
«О, так скоро», – насмешливо подумал Тао.
– И вам того же, Мей-сан.
Жанна вздохнула.
– Ты будто бы не приобрел проблемы, а избавился от них, – печально сказала та.
– Самокритично, – невозмутимо ответил Рен. Избавился, как же. Так избавился, что теперь хоть в подполье иди.
– Рен, – она мягко произнесла его имя, как делала это всегда, – зачем так извращенно? Я понимала, что идея нашего брака энтузиазма у тебя не вызывает, но ты мог просто сказать об этом. Я искренне верила, что у тебя есть своя выгода от этой сделки, но, очевидно, ошиблась. Только мне жаль эту бедную девочку, Тамао-тян.
«Еще одна эгоистка», – Рен возвел глаза к потолку.
– Наивно с твоей стороны полагать, что вся эта история была подстроена специально, чтобы намекнуть тебе о чем-то. Но, в любом случае, я рад, что ты поняла меня. Пусть и столь странным способом.
– Я не держу на тебя зла, Рен, – как всегда милосердно и всепрощающе сказала она. Тао в одно мгновение это показалось фальшью, хотя он понимал, что это не так. Но это казалось ему сродни равнодушию и снисходительности. А он не терпел снисходительности.
– Мне полегчало, – с сарказмом ответил он.
Она некоторое время молчала.
– Жаль, что годы сделали тебя лишь более черствым, Тао Рен, – грустно сказала Жанна. – Со времени твоего первого воскрешения и того плевка в этом ты не изменился.
– Удивительно, что для тебя это стало открытием, – почти равнодушно ответил Рен.
– До свидания.
– Всего доброго.
Миг – и телефон отброшен в сторону.
– Одной проблемой и правда меньше, – неожиданно сказал он вслух. Затем он сел на кровать и в задумчивости потер виски. Блуждая взором по комнате, взгляд его наткнулся на пульт от телевизора. Легонько пожав плечами, мужчина потянулся за ним, взял и ткнул в первую попавшуюся кнопку. И сразу же выругался: он попал на какие-то новости, в которых что-то забыло изображение крупным планом лица Тамамуры Тамао.
«Возможно, девушка страдает звездной болезнью», – вещал ящик.
Рен хмыкнул. Верилось в это слабо, но чем черт не шутит. После ее пьяного бреда и не в такое поверить можно.
«...и вот вчера вечером Тамамура-сан заявила в полицию о покушении на ее жизнь. Якобы уже вторую неделю ей приходили письма с угрозами, а вчера утром...»
Рен, уже собиравшийся переключать канал, замер. Докатились. Сколько же неприятностей принесли эти чертовы газеты! Его руки непроизвольно сжались.
Но стоп! Она же шаманка! Она прекрасно может себя защитить. Для чего тогда заявлять в полицию?
«Наверное, и правда уже звездная болезнь», – подумал Рен. Но теперь-то зачем внимание привлекать? Только лишний раз всплывет его имя. Как же достало.
На самом деле, в наличие звездной болезни едва ли верилось, но Рен от этого отмахнулся. Во всяком случае, это вообще не его проблема. А канал уже пора бы давно переключить. Где там пульт? Вот так.
«...обнаружена зарезанной девушка лет восемнадцати...»
Тао поперхнулся воздухом. Сознание услужливо подбросило воображению жуткие картины: отвратительная алая жидкость, раны, растрепанные розовые волосы и широко раскрытые глаза – уже не цвета ранней клубники, а такие же красные, как кровь.
Однако после примечания диктора, что девушка – брюнетка, Рен даже разозлился. Ну с какого перепуга ему, хоть и всего на миг, пришло в голову, что это она? И вообще, что это за новости такие? То покушения, то убийства... Мрак.
Рен предпочел забыть о произошедшем и, выключив телевизор, стал собираться на работу. Считанные минуты – и он уже на улице. Садится в машину.
Дел у Рена было невпроворот. И проблем тоже. То переводчик из-за каких-то там личных обстоятельств прямо на конференции глупость сморозил, то секретарь перепутал бумаги, которые еще вчера необходимо было подписать, то у партнеров внезапно обнаруживается семь пятниц на неделе. Так что Рену пришлось поорать, напрячь мозг и прилично потрудиться. И, несмотря на бурную деятельность, ему нет-нет да и вспомнится воображаемая сцена, полная красного.
Вечером Рен не выдержал и подумал о бумажке с телефоном певицы. Чертыхнулся: он же его выбросил. Закончив последние дела, Тао помчался к машине.

* * *

Рен не знал, почему с языка сорвалось название этого концертного зала, когда водитель спросил, куда ехать. Но вот он здесь, опять и снова. Наверное, он рассчитывал спросить кого-нибудь о Тамамуре, но проблему создавал факт полного отсутствия людей в помещении. Бродить по зданию и служебным коридорам Рен рассматривал как абсурдную крайность. Он и так не до конца понимал, зачем явился сюда.
Вдруг хлопнула дверь. Рен обернулся и увидел женщину в возрасте с ведром и шваброй в руках.
– Что вы здесь делаете? – настороженно спросила уборщица, остановившись. Рен не сразу нашел слова в ответ из-за неожиданности.
– Я ищу девушку, певицу. Тамамуру Тамао.
Женщина прищурилась, поставила ведро на пол. Потом вдруг хмыкнула, будто что-то припомнив, и небрежно ответила:
– Да она тут уже недели три не появлялась.
Рен про себя выругался: ну конечно, это же был обычный концерт, а не театральная постановка со своими актерами.
Разочарованный и раздраженный, он уже хотел уйти, как вдруг кое-что вспомнил.
– Скажите-ка, – медленно начал он, – а здесь нет такой девушки... – Рен замолчал, припоминая тот размытый образ с тонкой протянутой рукой с бумажкой. – У нее, кажется, светлые волосы по плечо... и она худая.
Уборщица скептически на него посмотрела и оперлась на швабру.
– Так срочно девушка понадобилась?
Рен предпочел проигнорировать это, успокаивая себя, что ему сейчас все-таки скажут то, что он хочет.
– Хм... – продолжала женщина, – ну, она вроде как сегодня задержалась. Посмотрите в гримерке.
Тао одарил ее взглядом а ля «я так и понял, где это». Работница пожала плечами.
– За сценой коричневая дверь, направо.
Ничего не ответив, Рен пошел, куда сказано. В глубине души он надеялся, что действительно обнаружит там эту девушку.
Скрипнула дверь, и Рен зашел в небольшую комнатку. Она была почти такой, какой он и представлял: туалетный столик у стены, большое зеркало, шкафчики и шторка, какая-то сваленная в кучу ткань. Как раз у шкафчиков стояла девушка. Положив что-то в сумочку, она повернулась и вздрогнула от неожиданности.
– Вы меня напугали...
Рен хмыкнул.
– Поверьте, это не было моей целью. Я к вам по делу.
Девушка нахмурилась.
– Ко мне?
– Да, именно к вам, – терпеливо повторил Тао. – Это ведь вы тогда передали мне записку от Тамамуры Тамао?
– Я, – подтвердила девушка, все еще не понимая, что от нее хочет собеседник.
– Не могли бы вы дать мне номер ее телефона?
– Разве у вас его нет? – удивленно подняла брови она.
– Записка утеряна, – сухо ответил мужчина.
– И вы даже не записали ее номер? Так нужна ли она вам? – некстати проявила бдительность девушка.
– Послушайте, – начал терять терпение Рен, – я не маньяк и не собираюсь докучать ей угрозами!
– А кто вы ей? – задала она вопрос. Рен даже опешил. Действительно, а кто он ей? Или она ему?
– Она близкий человек моего...
– Друга, я в курсе, – перебила его девушка. – Я не спрашивала, кто она ему. Я спрашивала, кто она конкретно вам.
Тао едва не заскрежетал зубами.
– Я так понимаю, вы не хотите помочь ни мне, ни ей, – ледяным тоном произнес он.
– Мне наплевать на вас, – девушку не напугала холодная ярость. – А Тамао я всегда помогу. Но будет ли это помощью, свести ее с вами?
Рен уничтожающе посмотрел на нее и развернулся, чтобы уйти.
– Подождите, – послышался спокойный голос, а потом и звук шагов девушки. Мужчина повернул голову и увидел протянутый ему листок бумаги.
– Больше не теряйте, – бросила ему девушка, когда Рен взял бумажку, а потом вышла за дверь.
Тао сложил листок и положил в карман.
– Вас что-то беспокоит, господин? – встревоженно спросил Басон, глядя на выражение лица хозяина.
– Нет... ничего, – после паузы ответил Рен. Но неприятный осадок после встречи с этой особой остался.

* * *

В скромной комнатке гостиницы на окраине города Пончи и Кончи вот уже целый день тоскливо наблюдали за Тамао, ходившей из угла в угол и заламывающей руки. Девушка была готова взвыть: эти средства массовой информации, как всегда, «облегчили» ей жизнь. Стоило совсем потерять голову от паники и заявить в полицию, как об этом тут же прознали журналисты! Не говоря уже о том, что сам поход туда не принес никакой пользы. Полицейский лишь посочувствовал девушке и развел руками, мол, ни доказательств, ни улик, ни подозреваемых. В конце концов, тот камень (а в Тамао был брошен именно камень, причем не самый маленький) мог оказаться там вообще случайно. И хотя Тамао показывала письмо, в котором как раз в то утро ей написали именно про камень, ей заявили, что, во-первых, она сама могла его напечатать, а во-вторых, там даже не было угрозы. «Камни на дне моря не страдают от солнечного зноя». «Почему же вас тогда не утопили?» – слишком вежливо спросил он. Тамамура была возмущена, но ничего не могла поделать.
– Ладно тебе, Тамао, мы всегда тебя защитим! – уверенно воскликнул дух лиса, пытаясь подбодрить шаманку.
– Точно, точно! Расслабься! – поддакнул Пончи.
– Если бы вы еще стерли всем память, было бы вообще идеально, – грустно произнесла девушка. – Или время вспять повернули бы...
– Да ладно тебе киснуть! – Кончи подлетел к лицу девушки. – Главное, что ты цела и невредима.
Тамао тихонько усмехнулась: стоило ей стать старше и попасть в настоящие проблемы, как они невероятно изменились...
– Если подумать, писем не было уже четыре дня... Со времени того покушения, – задумчиво произнесла Тамао.
– Тем более нечего париться, – заявил Пончи. – Да и чего переживать из-за кучки озлобленных завистников?
Тамамура вздохнула.
– Большинство этих бумажек и правда мусор, – согласилась она, – но... вот эти особенные письма... Завитки и темно-желтый текст... В них никогда нет открытой угрозы. Но они... самые жуткие, – тихо сказала коккури. Эта нестандартность и витиеватые фразы пугали даже больше, чем если бы ей печатали письма кроваво-красным цветом. – И эта пословица о камне... это прислал тот самый человек.
Тамао снова вспомнила эту страшную секунду: она спокойно идет, думая о своем, и в сантиметре от ее носа пролетает осколок гранита. Так быстро, так стремительно, так внезапно. Все мысли оборвались, а дыхание сбилось. Несколько человек неподалеку вскрикнули. А у нее перед глазами туман и пульсирующая паника. Ей никогда не было слишком страшно при битвах с явным противником. Но что можно сделать здесь, не зная, чего ждать? И не зная, от кого? Человек, как известно, больше всего боится неизвестности.
Ее духи тоже были ошарашены. Одна только их неожиданная серьезность могла напугать.
Да. Они, шаманка и духи, всегда чувствовали опасность, и их особое чутье никогда не подводило их. А теперь оно это сделало. Никогда еще Тамао не чувствовала себя такой беспомощной и беззащитной.
Резкая трель. Тамао вздрогнула, едва не подскочив на месте. Какое напряжение.
– Да?
Молчание. Секунд пятнадцать.
– Говорите, я вас не слышу! – панически вскричала Тамао. На лбу выступила испарина. Снова угрозы? Они узнали ее номер? Перед глазами потемнело.
– Кажется, спрашивать о твоем моральном состоянии бесполезно, – наконец, прозвучал ответ. Тамао чуть не выронила трубку от удивления.
– Р-рен-сан?

@темы: Фанфики, ПНУ, Adults