Ellen RainboWR
[*бабочка семейства кроличьих*] безумный гетщик
Автор:Ellen RainboWR
Название: Пожалуйста, не уходи
Пейринг: Рен/Тамао
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, драма, ангст
Размер: макси
Описание: Случайная встреча молодого бизнесмена и набирающей обороты певички в совершенно неожиданной ситуации повлекла за собой целую череду нежелательных последствий... Всего лишь одна встреча изменила все.
Публикация на других ресурсах: Уведомляйте меня, пожалуйста, о своем намерении о размещении на сторонних ресурсах. Плюс ссылка.
От автора: Мне всегда нравилась такеевская мысль о становлении Тамамуры певицей. Но вот только, судя по манге, популярности особой она при этом не приобрела. Или же просто решила отдать себя гостинице фунбари. А у меня тут очередное "если бы". Что касается Тао... Я хотела сделать его либо владельцем корпорации, либо политиком. Но в любом случае это должно было быть связано с обещанием Хао. Остановилась на корпорации, уже и не помню почему х) В первой части об этом не сказано, но в моей писанине его компании занимаются производством различной техники, которая наносит минимальный ущерб природе, а основное его стремление вообще такового не вызывать. Своеобразная борьба за благополучие планеты, в общем.

Глава 3.
Слова.

Внезапно духи Тамамуры не только растеряли всю свою серьезность, но и странно заухмылялись. Тамао предпочла это игнорировать.
– Да... я, – послышалось в трубке.
Если бы девушка не была так удивлена и насторожена, она заметила бы слабую неуверенность, все-таки проступившую в голосе ее собеседника.
– Что вы хотели? – резче, чем хотелось, вырвалось у нее. Тамао не ожидала от Тао Рена ничего хорошего. Ее попросту пугал этот неожиданный звонок. Больше не хотелось унижений или насмешек.
– В какой гостинице живешь? – проигнорировал ее вопрос Тао.
– «Кленовый лист», – недоуменно ответила Тамао.
– Завтра в шесть будь готова, – быстро сказал Рен, а затем пропиликали короткие гудки.
Тамао уставилась в трубку. На языке вертелось: «Что это вообще было?» Но адресовать сей вопрос было некому. Девушка была слегка ошарашена такой наглостью. Он просто взял и поставил ее перед фактом.
– Да хватит вам уже, – пробурчала Тамао своим хихикающим духам.
– Китайский принц объявился, так скоро?
– Уже соскучился по своей принцессе?
Тамао устало покачала головой, махнув на них рукой. Это вот они были минуту назад серьезны? Ей просто приснилось.

* * *

Вот уже десять минут в полном молчании Рен и Тамао пили свои напитки в небольшом ресторанчике. Коккури радовал тот факт, что все окна были зашторены, а лампы разных цветов скорее светились, чем освещали, так что в полумраке их едва ли кто-то мог разглядеть. Кроме того, эта парочка сидела в самом уголке, загороженном каким-то высоким экзотическим растением. Быть узнанными они не рисковали.
Ровно в шесть за Тамао приехала черная машина с тонированными стеклами. Шаманка осторожно села на заднее сидение и услышала сухое приветствие слева от себя. Тамао еле слышно ответила и уперлась взглядом в колени, чересчур внимательно изучая ткань черных брюк. Да, если говорить об одежде, девушка оделась просто и формально: обычная белая рубашка, брюки, туфли на минимальном каблуке. Никаких серег или брошек, разве что старенькие часы еще со времен Битвы. Длинные волосы как обычно были собраны в некое подобие пучка. Говоря кратко, Тамамура Тамао все так же не любила выделяться. Что касается формальностей, то и Рен оригинальностью не отличился: привычный костюм, рубашка, галстук. Разве что опять и снова на его голове красовалась странная конструкция – теперь в виде трех торчащих прядей, заколотых поверх свободной длины волос. Одной, как в прошлом, очевидно, было мало.
Благо, в машине было просторно, да и шаманы полнотой не отличались, так что между ними вполне мог поместиться не самый худой человек. В общем, никаких проблем с личным пространством у молодых людей не было.
С тех самых пор больше не было сказано ни слова. Только уже в ресторанчике они озвучили свои заказы официантке. Тамао скромно ограничилась чаем, исходя из шаткого материального положения, а Рен всего-то и заказал, что стакан молока, совершенно не имея аппетита.
Вот так они и сидят. С одной стороны, обоим уже начало надоедать это бессмысленное молчание, с другой – никто не хотел начинать разговор. Тамао считала, что раз именно Рен ее позвал, то ему и заговорить, а Тао удивлялся, насколько ее не интересует причина пребывания здесь, раз она молчит. Рену уже начало казаться, что это было абсолютным абсурдом, звать ее сюда. Да, в том, что она в порядке, он убедился. Ну, а дальше что?
– Мм, я... – внезапно начали оба, но сразу замолкли. Тао почему-то ощутил себя полным идиотом и подумал, что так, оказывается, бывает не только в глупых книжках.
– Говори, – кашлянув, сказал Рен.
– Нет-нет, продолжайте.
– Послушай... – начал Рен, явно намереваясь сказать что-то неприятное, но коккури его перебила:
– Но ведь вы, – Тамао остановилась, испугавшись неожиданной громкости своего голоса, а потом тише продолжила: – Это же именно вы позвали меня сюда? Тогда... почему бы... не объяснить, в чем дело? – совсем робко закончила она. Про себя она отметила, что при нем не может сохранять внешнее спокойствие, которое казалось отлично наработанным. С посторонними людьми легче...
Рен посмотрел на нее с подозрением, словно догадавшись, что Тамао тогда хотела сказать что-то совсем другое. Неслышно сделав вдох, он заговорил:
– Я хотел лично удостовериться, что ты в порядке.
Одному Королю Духов известно, как ему удалось выдать это почти невозмутимо. Тамао недоуменно посмотрела на него.
– Что вы имеете в виду? – осторожно поинтересовалась она.
– Да так, развлекаюсь подменой Йо на посту няньки, – не удержался от едкого замечания Рен, скрывая таким образом свою неловкость. – Хотя, – он скептически покачал головой, – кто кому еще в вашем случае нянька...
Тамао нахмурилась.
– Вы пригласили меня, чтобы посмеяться?
Рен даже удивился. «Сегодня она способна за себя ответить? Неплохо».
– Это моя манера разговора, – снисходительно пояснил Тао.
– Мне она... неприятна, – просто сказала Тамао. Она до сих пор не понимала, что от нее хотели.
– Это моя проблема, по-твоему? – поднял брови Тао. Он сказал это не насмешливо и не грубо; скорее, это звучало тоном светской беседы о погоде.
– Думаю, да, – серьезно ответила Тамао, говоря все смелее. – Это же не я была инициатором встречи, а вы.
Ей действительно было неприятно. Она никогда не любила этого человека: ее пугала его грубость, отталкивала его холодность – а после последних событий Тамао вообще была бы счастлива забыть о нем. Не говоря уже об очередных насмешках, которые он, похоже, и правда не замечал.
Рена же позабавила простая искренность и приятно удивила сообразительность девушки. Она оказалась не такой уж дурочкой. Шаман уже понял, что во время прошлого разговора Тамао не говорила ни слова из-за чувства вины. Сейчас ее ничто не сдерживало, ведь, как она правильно подметила, это именно Рен позвал Тамао на встречу. Но при этом она оставалась вежливой. Коккури сочетала в себе такие, казалось бы, несовместимые вещи, как твердость и робость. Скромность, возможно. И это определенно было плюсом для личности. Тем более для женщины.
После таких ленивых мыслей оценки, Рен без обиняков заявил:
– Я слышал, на тебя напали, – китаец решил отвечать прямотой на прямоту. – Это правда?
Девушка заметно напряглась.
– Что, даже если так? – медленно произнесла она, словно будучи неуверенной в правильности своих слов.
Рен положил руки на стол и скрестил пальцы.
– Ты заявила в полицию. Не думаю, что ты действительно надеялась на помощь, но... Возможно, паника толкнула тебя на такой шаг? – холодные фиалковые глаза пристально посмотрели на нее, будто сканируя. Тамао занервничала под этим прямым взглядом, учитывая абсолютную проницательность с его стороны. – Но ты же шаманка? Чего тебе бояться?
Вдох, выдох – Тамао чуточку успокоилась и твердо спросила:
– Это и есть ваш основной вопрос?
– Да.
– Это важно?
Молчание. Тао усмехнулся и откинулся на спинку стула.
– Глупый вопрос. Просто часто случается навестить ресторанчик со старыми знакомыми, которых и не знаешь вовсе. Хобби такое.
Тамао сдержалась и проигнорировала последнюю фразу.
– Почему это важно?
Шаман послал ей вопросительный взгляд, словно предлагая говорить дальше.
– Вы задаете мне вопросы – значит... я тоже могу это делать, – почти скрыв неуверенность сказала Тамао. Мужчина усмехнулся – ему понравился такой ход мыслей.
– Ну, скажем так: мне, как другому шаману, любопытно. Возможно, это нешуточная угроза, и мне следует быть готовым.
Сложно было понять, насмешка ли это из уст одного из Пяти, или же абсолютная серьезность.
Тамао тихо засмеялась.
– Конечно, – пробормотала она.
– Что-то не так? – поинтересовался Рен, в мыслях проклиная свою неоригинальность и дурацкую импровизацию.
– Нет, ничего; простите.
«А я уже наивно решила, что он беспокоится... Мы же о Тао Рене говорим», – подумала Тамао.
Духи молча в сторонке наблюдали за этим странным диалогом. Вернее, непоседливые лис и тануки не раз порывались прокомментировать эту «теплую» беседу, но грозный вид Басона, кажется, внушал им опасения. Делать было нечего, кроме как просто слушать.
Но вот сейчас Пончи таки не выдержал и влез:
– Мы просто не чувствовали нападения!
Рен выпрямился.
– То есть?
– Это было... словно наше шестое чувство выключилось, – сказала Тамао, поглощенная дурными воспоминаниями. – Я заметила этот камень только тогда, когда он уже пролетел передо мной – как обычный человек. А то и хуже, – мрачно закончила она.
Рен прищурился. Стоило ей заговорить о деле, как вся нервозность и неловкость куда-то делась.
Тамао вдруг поймала его внимательный взгляд и смутилась.
– Ч-что?
«Ну вот, опять», – немного разочарованно подумал Рен, наблюдая, как она отводит глаза цвета ранней клубники.
– Как ты считаешь, могло ли это быть последствием перегрузки, перенапряжения? – он продолжил задавать вопросы, игнорируя ее смущение.
– Тамао могла устать, но что насчет нас? – вызывающе спросил Кончи.
– А вы просто никудышные духи, – небрежно бросил Тао.
– Не оскорбляйте их! – глаза Тамамуры внезапно загорелись праведным гневом, что уже в который раз удивило мужчину. Он неопределенно пожал плечами и ничего не ответил.
Снова тишина: Кончи и Пончи молча сражались с Басоном; Тамао, явно расстроенная, безразлично уставилась в стол; Рен в задумчивости мял и разглаживал тонкими пальцами салфетку. Он не рассчитывал ничего выяснять, но узнал определенно странные вещи. Ему вряд ли что-то угрожало: он все-таки один из Пяти Воинов, один из сильнейших шаманов в мире. Но она...
– Говоришь, как обычный человек? – наконец заговорил Рен.
Тамао кивнула, все еще изучая поверхность стола.
– Тогда все достаточно просто.
Тамамура подняла голову и недоуменно посмотрела на китайского шамана.
– Начинай приобретать осторожность простого человека, перестав уповать только на шаманское чутье. Развивай реакцию.
Рен вдруг заметил, что Тамао очень внимательно его слушает, и даже заважничал бы, будь он не Тао. Но он, как обычно, скрыв лишние эмоции, продолжил:
– Стань наблюдательной. Не нужно навязчивых мыслей о несчастных случаях и преследованиях, но не опускай такую возможность. Ходи по людным местам, где сложнее напасть без свидетелей. Не одевайся ярко.
Последнее Рен сказал машинально. На самом деле он сомневался, что коккури будет расхаживать в костюме попугая. Ну, во-первых, она не настолько глупа, а во-вторых, даже на концертах ярких оттенков в одежде Тамао избегала.
Даже по таким мелочам Рен уже легко мог сделать вывод о человеке. Не говоря уже о манере разговора, словах и мимике. И что-то подсказывало мужчине, что помочь этой особе не будет слишком плохим поступком. Хотя, конечно, и так допомогался уже. Впрочем, куда хуже-то?
– Хорошо.
Снова просто. Без кокетства и пафоса, как нынче принято у девушек, без глупых вопросов и недоразумений. Без споров и несогласий.
– Правильно, – Тао кивнул. – Еще по теме есть какие-нибудь мысли?
Тамао непонимающе на него посмотрела. Рен усмехнулся. Но без насмешки. Даже подбадривающе, но Тамао решила, что ей показалось.
– Ты собираешься сдаться, как требуют? Или будешь бороться?
Здесь Рен предполагал лишь два варианта: снова резкое проявление эмоций и твердое «бороться!» или же разочаровывающее тихое «сдаться». Но Рен склонялся к первому.
Однако она снова удивила.
– Рен-сан, – Тамао улыбнулась. – Вы забыли, с кем я росла?
– Ну конечно, – снова усмешка. Зная Рена, ее можно было даже назвать веселой, хотя нормальному человеку такое и в голову не пришло бы.
Что могла сказать девушка, выросшая рядом с Йо, улыбающимся всем трудностям, и рядом с Анной, для которой нет ничего невозможного? Ничего другого.
– Тогда борись – борись и докажи, что ты достойна победы. Нам, известным людям, придется сделать это не раз. Нам, шаманам, не привыкать к борьбе.

...Выходя из машины в темноту улицы, Тамао подумала, что за внешней ледяной коркой скрывается все-таки интересный человек. А самое главное – не плохой.
Рен в свою очередь размышлял о том, как он умудрился познакомиться с такой необычной персоной. «Она совсем не то, чем кажется», – вскользь подумал он. Рен даже не представлял, насколько он сам подходит под такое описание.
– Тогда, до свидания? – негромко произнесла Тамао. Не слишком смело, но без того напряжения, которое было вначале.
– Доброй ночи, – ответил Рен. После короткого раздумья он добавил: – И сохрани мой номер. На всякий случай.
– Хорошо.
Ни одного из них это не смутило. Тамао не увидела в этом ничего странного, а Рен не жалел о вырвавшихся словах. Оба чувствовали только спокойствие и умиротворение.
Девушка аккуратно закрыла дверь автомобиля. Рен проследил за тем, как она зашла в здание гостиницы, а затем тихо сказал своему водителю, куда ехать.


Часть 2.
Помни.


Глава 1.
Тревоги.

Тамао чувствовала себя невероятно счастливой. Она стояла на сцене и улыбалась зрителям, которые громко ей аплодировали.
В который раз Тамамура Тамао, которая когда-то боялась сказать лишнее слово, была в центре внимания, которого не только не страшилась, но и желала, радовалась ему. На сцене Тамамура казалась себе совсем другим человеком. Свободным и абсолютно счастливым.
Прошел год с тех пор, как Тамао пережила свой первый большой концерт в Осаке. Сразу после него она уехала в Киото по настоянию своего продюсера, Ямада-сана. Да певица и сама этого хотела. Словно начать все сначала.
Так как коккури задержалась здесь на целый год, она сняла небольшую квартирку. Вняв совету Рена, девушка стала вести осторожный образ жизни, но со времени своего приезда она не получила ни одной угрозы. Зато Тамамура развернула широкую деятельность. Кроме написания множества песен, певица работала над созданием и совершенствованием своего индивидуального стиля музыки. Тамао экспериментировала и модернизировала традиционный японский стиль энка, включив в него элементы американской и европейской поп-музыки, все еще сохраняя традиционную основу. Публика оценила, и популярность певицы росла, как на дрожжах. Газетная сплетня давно была забыта, а тем более Тао Рен еще не женился.
Кстати о Тао Рене. Интересно, как он там? До сих пор в Осаке? Или мотается по разным странам? А может, вернулся в Китай...
Хотя эти двое знали номера, они так ни разу и не позвонили друг другу. Да и смысл? Все было нормально; случись что плохое, Тамао ни за что не стала бы беспокоить китайского шамана.
Уже в гримерке ход мыслей Тамао был прерван звонком телефона.
– Тамао-тян, это было очень здорово! Я видела твое выступление по телевизору. Ты молодец! – в трубке тараторил восторженный голос, который Тамао была искренне рада слышать.
– Ая-тян, спасибо тебе большое...
Тамао очень скучала по подруге, которая осталась в Осаке. Здесь, в Киото, она так и не завела близких знакомств. Даже с Ямада-саном у нее была дистанция. Хотя он и неплохой человек...
– Тамао-тян...
– Да?
– Я завтра приезжаю в Киото!
– Правда? – Тамао не верила своим ушам. – Ая-тян, это же так здорово! О, как же я рада, ты просто не представляешь! Когда тебя встретить?
Девушка на том конце провода засмеялась.
– Да не нужно, отдыхай после концерта. Я совсем рано утром приезжаю.
Тамао замялась.
– Тебе точно не нужна будет помощь?
– Да расслабься ты! Ладно, – поспешно сказала Ая, – мне бежать пора. Увидимся!
– Да... До встречи.
Тамамура положила трубку, села за туалетный столик, заваленный букетами от поклонников, и задумалась. Очень хорошо, что Ая приезжает. Нет, просто замечательно. Все-таки Тамао скучала по подруге. По бессмысленным, но успокаивающим разговорам, по понимающему взгляду.
«Может, предложить ей пожить у меня?» – подумала Тамао.
Развить мысль она не успела: снова звонок.
– Тамао, это было потрясающе! – прозвучало в аппарате.
Девушка зарделась.
– Спасибо, Йо-сама.
– Мы рады за тебя. Справляешься же?
– Да вроде бы, – неоднозначно пробормотала Тамао, лихорадочно соображая, что ему сказать. Столько лет прошло, а все одно и то же...
– А вы как? Как Анна-сама? Хана?
Асакура рассмеялся.
– Да все по-старому. Вот только Рен заезжал пару дней назад.
– Мм, ясно, – протянула коккури, теребя свободной рукой листочки одного из букетов.
– Он как раз застал Хорохоро, который у нас гостил с Пирикой, так они снова поругались, – говорил дальше Йо. – А потом уехал, мол, Хоро его достал.
Тамао, переполненная чувством нежности, улыбалась, слушая искренний смех Йо и веселые нотки в его голосе. Она не думала ни о Хорохоро, ни о Пирике, ни о Рене: сейчас они ничего для нее не значили. Сколько раз она ни укоряла себя за эту детскую влюбленность, а ничего поделать не могла. Это просто Йо. Йо-сама, который занимал ее мысли и сердце; Йо-сама, чей образ всегда будет стоять перед глазами.
Однако пелена счастья и улыбка мгновенно исчезли, когда Тамамура заметила уголок конверта под букетами. Едва дыша, она резким движением вытащила его из-под цветов. Так и есть: чист и не подписан.
– Конечно, это неправда, – продолжал Йо, не зная еще о том, что у Тамао все внутри похолодело и застыло, и только сердце колотилось как сумасшедшее.
– На самом деле, у него появились какие-то дела в Киото...
– В Киото? – слабым голосом переспросила Тамао, пытаясь изобразить удивление. В настоящее время ее совершенно не волновало, где находится Тао Рен, пусть даже и в одном с ней городе. Казалось, вот-вот задрожат руки.
– Да... Тамао, все хорошо? – обеспокоенно спросил Йо, от которого скрыть эмоции девушке не удалось. А сама она в эту секунду изумленно таращилась на вскрытое письмо. И тут же захотелось рассмеяться от облегчения.
– Да, просто замечательно, – негромко, но радостно ответила шаманка, перечитывая снова и снова короткую строчку на листке бумаги.
«Рад, что все в порядке».

* * *

Хотя после концерта Тамао и устала, она никак не могла заснуть. Предстоящий приезд Аи, звонок от Йо-сама и записка от Рена – все это перемешивалось в голове, преобразовываясь в беспорядочные эмоции, которые и мешали спать.
Йо-сама снова говорил, что ей всегда рады, более того, что он скучает. Скрепя сердце, Тамао отвечала, что у нее слишком плотный график работы, и ей никак не вырваться. Это, в общем-то, было правдой, но если бы коккури действительно захотела, она бы приехала в Фунбари. Тогда в чем дело, и почему ее там нет уже полтора года?
Да, Тамао тоже скучала по Йо, даже очень. Скучала немного и по Анне: пусть она была строга, но именно благодаря итако Тамао такая, какая есть. Скучала и по маленькому Хане. И вернись она в Фунбари, уехать оттуда Тамао просто не сможет. Но тогда она будет жить чужой жизнью. Жизнью чужой семьи. Семьи, в идиллии которой она попросту лишняя. Тамао могла не задумываясь отдать им свою жизнь, но понимала, что никому от этого хорошо не будет. Кроме того... Пусть девушка и давно смирилась с тем, что Йо никогда не будет с ней, а Хана не ее сын, Тамао всегда будет ощущать боль. Привыкнет к ней, не будет чувствовать, но она все равно будет существовать. Уничтожать коккури изнутри.
Тоскливо и грустно уйти от них, отпустить, но еще печальнее верить таким мыслям.
Она уже взрослая девочка. Ей нужно учиться жить и встать на ноги, отвыкнуть от прошлого, отвернуться от него к будущему. Сложно, но с трудностями борются. А Тамао поддерживает на нелегком пути мечта, которая была близка к полному исполнению. Стать настоящей певицей, которую признает публика. Тамао не может сдаться. Нет, только не теперь, когда ее поддерживает столько людей: и тот же Йо-сама, и Ая-тян, и – как ни удивительно! – даже Тао Рен...
Подумав про Рена, Тамао вспомнила про его записку. Она действительно удивила певицу. Тамамура искренне считала, что Рен про нее забыл и вздохнул с облегчением. Выходит, не забыл.
«Он действительно не такой плохой, каким хочет казаться», – подумала девушка с робкой улыбкой.
– Что, не спится? – перед глазами Тамао вдруг возник ухмыляющийся Пончи.
– Да еще так блаженно улыбаемся, – подхватил Кончи, присоединяясь к товарищу. – Стоило возлюбленному принцу объявиться...
– Перестаньте! – не скрыв смущения возмутилась Тамао, резко поднявшись с подушки и приняв сидячее положение. – Йо-сама для меня всего лишь...
– А кто тебе сказал про Йо? – захихикал Кончи.
– А? – Тамао в замешательстве смотрела на своих духов, даже забыв о возмущении.
– Ну, мало ли, вдруг наш дражайший китайский принц сменил имя, – потешался Пончи.
Тамао от удивления даже не разозлилась. После непродолжительной паузы она, наконец, снисходительно пробормотала:
– Придет же вам вечно какая-нибудь глупость в голову... – шаманка повалилась обратно на подушку. Натягивая одеяло до подбородка, Тамао подумала, что неплохо бы поблагодарить Тао Рена. За поддержку.

* * *

Рен рано поднялся с постели. Конечно, он с удовольствием задержался бы в теплой кровати гостиничного номера, но работа есть работа. С самого утра его ждали важные дела: сначала совещание, потом несколько встреч и проверка отчетов. Так что этот день никак нельзя проспать.
В Киото Рену пришлось приехать из-за проблем в компании партнера, совладельцем которой Тао формально являлся. Существовала большая вероятность будущего присоединения к корпорации этого предприятия. Оно занималось разработкой и производством косметики и лекарств на натуральной основе, а подобные проекты Тао всегда был готов поддержать. Сам он управлял предприятиями по производству различной техники, наносящей минимальный ущерб природе. Рен твердо шел к цели – снизить причиняемый природе вред и свести его к нулю на мировом уровне. Вместо прошлого презрения и ненависти к людям, вместо намерений уничтожить их, Рен принял решение попросту объединиться с ними, внедряя идеи о ценности природы, что должно было ускорить процесс реабилитации планеты.
Закончив думать о глобальном, после непродолжительных сборов Рен быстро вышел из гостиницы и сел в машину.
Снова пробка. Плохо, он рисковал опоздать.
Делать было нечего, так что Рен опять погрузился в раздумья.
Прошел год с тех пор, как Тао неожиданно наткнулся на пьяное недоразумение в виде Тамамуры Тамао. С того времени никто больше не беспокоил и не ошарашивал Рена. Однообразный поток событий в виде работы в корпорации и встреч с партнерами снова был восстановлен. Даже под страхом смерти Рен никогда не признался бы, насколько скучно и тягостно было иногда быть частью этого потока. Но нет, не было больше битв, сумасшедших выходок с друзьями, адреналина и жажды приключений. Все закончилось, и он уже не мальчик.
Год назад было совершено покушение на Тамао. И эта история заставила Рена всерьез задуматься. Напасть так, чтобы шаманка не заметила? Разве что другой шаман, да и то далеко не всякий. Возможно, это не фанатизм и не ревность вовсе, а лишь повод напасть не на певицу, но на шаманку? Но зачем? Это мирное создание, Тамамура Тамао, мухи не обидевшая, никак не могла нажить себе врагов.
Нерешенные загадки всегда раздражали Рена, потому он решил взяться раскрытие этой тайны. Начал с малого: нашел своего знакомого детектива, чтобы тот присматривал за Тамао. Но вот только он уже год твердит одно и то же: на благополучие звезды никто не покушался. Это было странно, но Рен все же мог чуть-чуть расслабиться, все же не забывая о бдительности.
А вчера почему-то Рену взбрело в голову сходить на ее концерт. Будто бы ему подсознательно хотелось лично убедиться, что все нормально. Он не стал покупать никаких цветов, как это делали фанатики. Даже если бы Рен этого хотел, он знал: она и так в них утонет. А в то же время хотелось напомнить ей о его словах, о бдительности, осторожности. Глупо, но это казалось правильным.
С такими мыслями Рен приобрел самый простой конверт и вложил в него тонкий листочек бумаги с быстро нацарапанными на нем словами – первыми, что пришли в голову. Он не придавал этому большого значения, главным было лишь напоминание и ее уверенность в отправителе.
Перед началом концерта совершенно ничего не стоило отдать конверт девушке из персонала, приложив к нему пару купюр. После этого Рен, посчитав, что сполна оплатил предстоящее выступление, наслаждался музыкой и голосом, который действительно был хорош. Может, не так и хорош, но с тех самых пор Тамао еще лучше управляла эмоциями в своем пении. Рен знал, на чей концерт шел, так что меньшего и не ждал.
Воспоминания были прерваны звонком. «Неужели не понятно, что я в пробке», – раздраженно подумал Рен, мысленно наградив своих сотрудников «ласковыми» эпитетами.
– Да еду я уже, еду, – досадливо сказал в трубку Рен, посмотрев в окно, за которым только-только задвигались здания.
– Куда? – отозвался испуганный и почему-то женский голос.
После секундного замешательства Тао сообразил посмотреть на дисплей.
– А, это ты, – почти скрыв удивление ответил китайский шаман. После паузы объяснил: – Я думал, сотрудник.
– М, ясно, – ответила Тамамура Тамао.
Этот звонок для Рена был совершенно неожиданным. Что-то случилось? Не могла же она ему так просто позвонить.
– Какие-то проблемы? – сухо спросил Рен, не представляя, что еще можно сказать.
– Нет. Хотела... поблагодарить за ваше письмо, – прозвучал робкий ответ.
– Мелочи, – равнодушным тоном сказал Рен, а у самого в голове активно заработал мыслительный механизм. «Она не стала бы звонить просто так. Определенно что-то случилось. Возможно, из-за прослушивания она не может об этом сказать прямо», – подумал Рен.
– Эээ... Ну... – замялась девушка, намереваясь прощаться, но Рен расценил это как ожидание действий с его стороны.
– Подожди, – спокойно, как обычно, произнес он.
– Да? – Тамао будто не ожидала продолжения, как ему показалось.
– В тот же день недели, что и тогда, на час позже. Парк Мидаси*, мост.
– Что? – недоверчиво протянула Тамао, но Рен этого не услышал, уже положив трубку.
Ему точно было скучно весь этот год. Иначе с чего бы ему снова искать приключения на свою пятую точку..?

* * *

Тамао пребывала в полной растерянности. Ей уже казалось, что она просто что-то не так поняла.
– О, уже и на свидание позвал, – съехидничал Пончи.
– Года... ох, ну то есть века не прошло, – расхохотался Кончи.
Тамао совсем посерьезнела.
– Совершенно ничего смешного. Наверняка что-то случилось, – обеспокоенно проговорила коккури. Ну конечно же! Иначе для чего он прислал ей эту записку? И как только Тамао не разглядела такой явный намек! Да еще так странно встречу назначил, словно шпион какой-то. Наверняка какие-то проблемы. Или он что-то обнаружил по тем покушениям.
Почему Рен обратился именно к ней, а не к тому же Йо, например, у которого он был буквально пару дней назад, – Тамао даже в голову не пришло задаться таким вопросом. Но в одном она была уверена: это важно, иначе Тао Рен не назначал бы встреч.
Игнорируя насмешки духов, коккури задумалась. Так, тот же день недели. Когда же это было? Так... Может... Да, вторник. На следующий день после тех утренних новостей понедельника. Но тогда... Встреча сегодня?
На час позже: значит, семь. Тамамура выглянула в окно: день обещал быть пасмурным. Хорошо, есть повод одеть куртку с капюшоном, а то волосы у Тамао слишком выделялись.
Парк. Это было единственной проблемой: Тамао не так уж хорошо знала этот город, только свой район. А о таком парке даже не слышала, хотя название у него достаточно странное. Ну, ничего, это она еще выяснит.
Внезапная трель рингтона заставила девушку вздрогнуть.
– Да?
– Тамао-тян, я уже здесь! Как ты?
Певица заулыбалась: Ая успешно добралась.
– Все хорошо. А ты как после дороги?
– Да что тут, недалеко же, – рассмеялась подруга.
– Ох, Ая-тян, – вдруг спохватилась Тамао. – Тебе же, наверное, негде жить? Ты бы могла ко мне...
– Все в порядке, – поспешно заверила ее Ая. – У меня здесь, в Киото, родственники живут. Я даже город хорошо знаю, потому что часто у них гостила в детстве. Можно встретиться и провести мини-экскурсию, – весело предложила она.
– Сегодня никак не получится, – с сожалением ответила Тамао. Нет, она, может, и успела бы, но разве можно развлечься с подругой как следует, нервничая и гипнотизируя взглядом часы?
– Жаль, – чуть менее радостно прозвучало в трубке.
– Да, очень, – извиняющимся тоном проговорила шаманка.
– Ну, ничего. Тогда позвонишь в любой день.
– Конечно.
Тамао подумывала над тем, что можно было бы добавить, как до нее дошло:
– Ая-тян, ты же хорошо знаешь город, так?
– Да, – подтвердила Ая.
– Ты можешь сказать, где находится парк Мидаси? – с надеждой спросила девушка.
– Парк Мидаси? – медленно повторила подруга Тамао. – А ты точно не ошиблась?
Тамао похолодела: если она не найдет место встречи и не разгадает шифры Рена, ничего хорошего не будет.
– Может, есть какие-нибудь парки с мостами?
– Хм, – задумалась Ая. – Их несколько... Ну, еще, конечно, есть парк Хаси**, но там нет мостов, просто название такое.
– Точно! – воскликнула Тамао. – Ая, спасибо тебе!
– Да не за что, – Ая опешила.
– Я обязательно позвоню, – пообещала Тамао и положила трубку.
Оказывается, это тот самый парк, что не так далеко от ее квартиры. И как только сразу не дошло?

* * *

Рен подошел к табличке с названием парка. Он почти не сомневался, что Тамао все поняла.
Посмотрел на часы: еще рано.
Конечно, Рен никогда в жизни не признался бы, но все-таки утренний звонок немного встревожил его. На самом деле, у него и без того нервы были на пределе. Проблем с этой компанией оказалось гораздо больше, чем он рассчитывал. Из-за них на ушах были все: даже Оизуми явился в город: оказалось, эта компания ему порядком задолжала. Равно как и парочке других партнеров. В общем, возни было много, и Рену это казалось сомнительным удовольствием.
«Ну, где ее носит?»
Стоило Рену так подумать, как почти сразу он заметил хрупкую фигурку в серой куртке с капюшоном, стремительно направляющуюся прямо к нему.
– Здравствуйте, – тихо поприветствовала его Тамао, приблизившись.
– Здравствуй, – ответил мужчина.
Снова неловкое молчание, уже такое знакомое.
Начал накрапывать дождь. Хотя и не дождь вовсе – так, изморось.
– Пойдем в беседку, иначе промокнем, – сказал Рен, неопределенно махнув рукой вглубь парка. Тамао кивнула, и оба сдвинулись с места.
В полной тишине они медленно брели по узкой тропинке: Рен шел впереди, а Тамао следом за ним. Как чужие. Случайные прохожие, незнакомцы.
Духи тоже помалкивали: Басон по природе своей был молчалив, а неугомонные Кончи и Пончи насторожено косились в его сторону и не рисковали ляпнуть что-нибудь лишнее. Прошлая их драка закончилась в пользу китайского воина, а на очередную напрашиваться не хотелось.
Чем дальше заходили Рен и Тамао, тем сумрачнее становилось. В эту пасмурную погоду густые кроны деревьев не позволяли и тем жалким остаткам света проникнуть в их глубины. Зайдя еще чуть глубже, можно было с чистой совестью назвать этот парк лесом. Но далеко этим двоим идти не пришлось: они уже достигли белой беседки с невысокой оградой и узкими ступеньками.
Тамао шмыгнула под крышу и оперлась о деревянную ограду, нервно постукивая по ней побелевшими от холода пальцами. Рен медленно миновал ступеньки и прислонился к одному из столбов, поддерживавших крышу. Он сложил руки на груди. Тамао стояла к нему спиной, выглядывая из беседки в глубины парка. Снаружи уже усилился дождь. Трава и листья потемнели, заблестели, а на тропинке одна за другой появлялись лужи. И этот мерный стук капель по крыше, обычно такой успокаивающий, сегодня вселял тревогу.
– Что-то случилось? – Тамао мысленно укорила себя за встревоженный голос.
– Это я хотел выяснить у тебя, – поднял брови Рен.
– Но ведь вам нужна помощь, – Тамао развернулась и неожиданно пристально на него посмотрела.
– Мне?
Не так-то просто удивить Тао Рена, но ей, как всегда, это удалось. Если бы не эта уверенность в ее взгляде, он решил бы, что это розыгрыш.
– Но ведь вы прислали записку, а потом и встречу так странно назначили.
– Но звонила же ты. Ни с того ни с сего, – добавил Рен.
– Ни с того ни с сего была прислана ваша записка! – возразила Тамао. Ее восклицание наверняка напугало тех птиц, что прятались неподалеку от дождя, – они поспешно улетели.
Рен вдруг засмеялся. Сухо, негромко, совсем не так, как это делали Йо или Хорохоро, но он смеялся. Тамао совсем растерялась.
– Выходит, мы оба законченные параноики, – от непродолжительного смеха осталась лишь усмешка, но в фиалковых глазах блестели вовсе не льдинки, а огоньки.
Тамао странно было слышать из его уст слово «мы» – тем более что в это понятие входила она сама. Казалось просто невероятным иметь что-то общее с ним, с Тао Реном.
И только потом до нее дошел смысл его слов.
– Значит, у вас все хорошо? – облегченно выдохнула коккури.
– Даже странно как-то, – ухмыльнулся Тао. Тамао улыбнулась: теперь, когда она знала точно, что над ней не насмехаются, не унижают, эта ухмылка больше не казалась такой раздражающей или пугающей.
– Ну, раз уж мы здесь и, похоже, надолго, – шаман многозначительно посмотрел на круги, расходящиеся в лужах, – расскажи что-нибудь.
Тамао все это казалось дурацкой фантазией. Недоступный и высокомерный Тао Рен в кои-то веки адекватно разговаривает, причем не с сестрой, не с лучшими друзьями, а с ней, с Тамао. Хотя, он ведь тоже человек...
Рен же не видел в этом совершенно ничего странного. Это, в конце концов, не глупее того факта, что оба примчались сюда в переживаниях за судьбу друг друга. Да и скучно.
– Да что там рассказывать. У меня ничего нового, ничего интересного, – скромно опустив глаза пробормотала Тамао. Не хотелось с ним делиться ни идеями, ни чувствами. Слишком уж непривычно его общество. Слишком уж странно откровенничать с посторонним.
Зато в голову пришел способ уйти от темы:
– А как Йо-сама? Вы же были у него?
– А что Йо, Йо как всегда, – фыркнул Рен, чуть повернув голову в сторону. – Позволяет Анне помыкать собой, нянчится с ребенком и умиляется – вот и весь Йо.
Небрежно закончив, Рен перевел взгляд на Тамамуру и удивленно наблюдал ее выражение лица: девушка мечтательно смотрела куда-то вбок и улыбалась. Улыбалась так, как никогда не улыбалась даже на сцене. Очень робко, словно это запрещено, но с такой искренней радостью, с таким умиротворением, с такой... нежностью? Рену очень захотелось отвернуться и забыть это лицо. Мелькнула глупая мысль, что едва ли о нем когда-нибудь кто-нибудь вспомнит с такой улыбкой.
Короткое замешательство быстро сменилось пониманием: Рен вспомнил, как она боготворила Йо, как отчаянно краснела и смущалась в его присутствии. И как глупо это выглядело, вызывая у него снисходительную усмешку. Пожалуй, он до сих пор не мог этого понять.
Вместо того чтобы отворачиваться, Рен прочистил горло и громко произнес:
– Неужели нечего рассказать?
Тамамура будто бы очнулась.
– Ох, простите; я задумалась. Но я даже не знаю, что вам рассказать, – честно сказала Тамао. – Анекдот?
Рен закатил глаза, а она снова улыбнулась. Тао почувствовал облегчение от того, что эта улыбка была совершенно нормальной, разве что чуточку робкой. Как и все ее улыбки. «И когда это ты успел их все узнать?» – ехидно поинтересовался его внутренний голос, но Рен отмахнулся, мол, фигура речи.
– Что угодно. Я, знаешь ли, не зверь, не экзаменатор и что там далее по списку. Внезапно, правда? – беззлобно, но с долей сарказма сказал Тао. Тамао легонько повела плечами.
– Я люблю дождь, – просто сказала девушка, и вдруг выскочила из беседки прямо под ливень. Капюшон слетел с ее головы; тихо зажурчал смех. Так тихо, что Рен даже подумал, что ему почудилось. Коккури подняла руки, словно надеясь собрать хоть несколько капелек, так покорно падающих к ней, но так быстро стекающих под давлением следующих.
– А вы? – Тамао резко повернулась к нему, отчего ее мокрые волосы растрепались еще больше, чем это было до того.
Никто никогда не осмелился бы задать Рену такой глупый вопрос. А эта девчонка, такая робкая, но простая и наивная, сделала это не задумываясь.
Будто завороженный этим зрелищем, Рен подумал, что ничего против дождя не имеет. Хотя...
– Из-за туч нельзя видеть звезды, – наконец, ответил он.
– Красота требует жертв, – задумчиво произнесла девушка.
Рен молча согласился. Пусть она и говорила о дожде, это было правдой. Это ее красота дождь, а его – звезды.
Он вдруг обратило внимание на ее белое лицо и бескровные руки.
– Но не таких жертв, чтобы гробить здоровье и простудиться, – насмешливо покачал головой Рен и тоже вышел из беседки.
– Рен-сан, вы же один из Пяти Воинов, – почти забыв о застенчивости отметила Тамао. – Вы говорите о здоровье?
На лице Тао отразилась ироничная мина а ля «да-да, я оценил эту якобы шутку».
Хм, ничего себе. Когда хочет, еще и шутить имеет.
Рен даже хотел что-то ей на это ответить, но какой-то звериный инстинкт заставил броситься к ней, прежде чем шаман осознал происходящее.
– Черт... – вырвалось у мужчины. Оба повалились на холодную, мокрую землю. Рен сжал зубы от режущей боли в левом боку.
Перед падением в темноту он ощущал только ее ледяные руки, а вскрики шаманки и духов беспорядочно перемешались в голове.
_____
* Мидаси (яп.) – название, заголовок, указатель.
** Хаси (яп.) – мост
Название парка придумано автором и в Киото не встречается. Любые совпадения случайны.

@темы: Фанфики, Adults, ПНУ