Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:02 

ПНУ 3.3

Ellen RainboWR
[*бабочка семейства кроличьих*] безумный гетщик
Автор:Ellen RainboWR
Название: Пожалуйста, не уходи
Пейринг: Рен/Тамао
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, драма, ангст
Размер: макси
Описание: Случайная встреча молодого бизнесмена и набирающей обороты певички в совершенно неожиданной ситуации повлекла за собой целую череду нежелательных последствий... Всего лишь одна встреча изменила все.
Публикация на других ресурсах: Уведомляйте меня, пожалуйста, о своем намерении о размещении на сторонних ресурсах. Плюс ссылка.
От автора: Мне всегда нравилась такеевская мысль о становлении Тамамуры певицей. Но вот только, судя по манге, популярности особой она при этом не приобрела. Или же просто решила отдать себя гостинице фунбари. А у меня тут очередное "если бы". Что касается Тао... Я хотела сделать его либо владельцем корпорации, либо политиком. Но в любом случае это должно было быть связано с обещанием Хао. Остановилась на корпорации, уже и не помню почему х) В первой части об этом не сказано, но в моей писанине его компании занимаются производством различной техники, которая наносит минимальный ущерб природе, а основное его стремление вообще такового не вызывать. Своеобразная борьба за благополучие планеты, в общем.


Глава 3.
Просчеты.

‒ Тамао! Сейчас будет твой выход, ‒доброжелательно ‒ как и всегда ‒ улыбнулась ей только что выступившая Ая. Коккури твердо верила, что эта улыбка самая искренняя из всех, которые ей доводилось видеть. Не считая Йо-сама, разумеется.
Последняя мысль вышла будто запоздалой, и это ввело Тамамуру в замешательство, отчего девушка слегка нахмурилась. Но, снова посмотрев на подругу, Тамао улыбнулась в ответ:
‒ Иду.
Ая вскинула руку, изобразив победный жест.
Хотя Тамао и не боялась сцены, эти подбадривания грели душу.
А ведь это был не какой-нибудь обыкновенный концерт. Это было важное событие, фестиваль, проходящий раз в два года, который оценивает множество людей, большая часть которых ‒ чиновники, знаменитости, владельцы крупных фирм, иностранные гости. Мелькнула мысль, что после вчерашней попойки Рен вряд ли доберется сюда.
Уголки губ Тамамуры едва заметно опустились. Несмотря на многочисленные разговоры Рен и Тамао никогда не обсуждали ее концертов. Шаман ни разу не прокомментировал пение подруги. Тамао не возражала, но почему-то ей очень хотелось, чтобы он был в зале.
Коккури одернула себя. Как можно поддаваться таким детским желаниям?! "Не позволяй себе лезть в чужую жизнь", ‒ строго приказала своему "я" Тамао.
К певице в это время подскочили два человека, чтобы поправить ей прическу и припудрить лицо. После этих нехитрых процедур девушка была с миром отпущена на сцену.
Как довольно известной и популярной певице, Тамао следовало сказать несколько слов публике. На самом деле толкание речей для Тамамуры было гораздо сложнее исполнения песен и очень смущало певицу, так что поначалу в таких ситуациях Тамао терялась.
"А много говорить и не нужно, ‒ мягко говорил Ямада Хироки. ‒ Просто улыбнись и от всего сердца поблагодари всех, кто пришел на концерт".
Тамао ценила каждый совет своего продюсера и была искренне признательна ему. Певица всегда помнила о нем, и это помогало Тамао чуть-чуть расслабиться. К сожалению, сегодня он появиться не смог: у него появились неожиданные дела в Токио. Ямада хотел было отменить все важные встречи, но Тамао заверила его, что все будет, как обычно, на высоте, и ему совсем не обязательно быть на концерте, чтобы нервничать и метаться из стороны в сторону.
Девушка ничуть не жалела о своем решении. Так всем будет лучше.
Слегка румяная, Тамао подошла к микрофону и заговорила:
‒ Добрый день!
У нее появилось несколько секунд, чтобы придумать слова, так как зал оглушительно зааплодировал. Сердце девушки радостно ёкнуло: когда-то никому не нужная, теперь она любима.
‒ Сегодня я хотела бы поблагодарить вас за...
Речь Тамао оборвалась сразу по нескольким причинам: испуганно охнули в зале, что-то затрещало где-то сверху и запахло палёным.
‒ Тамамура-сан! ‒ бледнея на глазах воскликнула ведущая.
Тамао опустила взгляд и оцепенела: в шаге от нее упал горящий букет цветов.
‒ Тамао! ‒ Кончи и Пончи встревожено смотрели на хозяйку, которая не могла пошевелиться.
Огонь.
Словно спички загорелись некоторые сиденья. Люди в панике вскакивали и метались в поисках выхода, все больше и больше толпясь. И точно так же вспыхивали и метались воспоминания Тамао. Обожженный Рен ‒ покрытые шрамами руки ‒ осколки и горящий самолет.
‒ Тамао, не стой же ты на месте! ‒ отчаянно проорал Кончи, но это едва ли помогло развеять страшные картины в голове у Тамамуры. Внутри нее тоже горел огонь, отравляя внутренности черным дымом безысходности, вины и паники. В этом дыму она теряла себя, а он был все гуще и гуще ‒ тогда она стала тонуть...
Кто-то вырвал девушку из кошмара, схватив за руку и потянув в сторону гримерки.
Тамао очнулась и вздрогнула. Ее спасла Ая.
‒ Все будет хорошо, ‒ решительно заявила она.
Тамао изумленно смотрела на подругу. Откуда в ней, простом человеке, нет, хрупкой и такой юной девушке, столько смелости? И силы, чтобы спасать других...
"Ты же шаманка", ‒ укорила себя Тамао и попыталась успокоиться.
‒ Ая-тян, спасибо... Правда.
Коккури сжала руку подруги, и та успокаивающе улыбнулась.
Тамао была благодарна ей не только за то, что храбрая девушка вывела ее из тьмы, но и за то, что прояснила разум ‒напомнила о том, кто она такая.
Они выскочили в коридор, охваченный дымом. Девушки закашлялись. И вдруг в его глубине послышался не то крик, не то стон.
‒ Там кто-то есть! ‒ воскликнула Тамао и хотела уже броситься туда, но Ая ее удержала.
‒ Все в порядке, Тамао-тян. Беги вниз по лестнице; я им помогу.
‒ Но...
"Но ведь я, я же шаманка!"
Тамамура и слова не успела сказать, как подруга уже ловко скользнула вперед. Тамао было ринулась за ней, но дорогу перекрыла внезапно обвалившаяся часть потолка.
‒ Охх, ‒ ткань кимоно была прорвана, а плечо Тамао оказалось здорово оцарапано.
Она думала, что стала решительнее, но оказавшись в одиночестве, Тамао снова поддалась панике.
Почему именно огонь?!
"Соберись", ‒жестко сказала себе коккури и вслух громко произнесла, не обращая внимания на дрожь в голосе:
‒ Кончи, Пончи! Мы прорвемся внутрь, чтобы помочь Ае! Иначе они не выберутся из-за завала...
Только она это сказала, как в памяти взорвалось:
"Кончи, Пончи! В самолёт!"
Тамао отшатнулась, уже не услышав ответ от духов. Вместо того, чтобы напомнить о том, как много людей она спасла, эта картина напомнила о том, как много людей пострадало из-за нее.
Из-за неё... Что, если...
У девушки потемнело в глазах. Что если из-за неё подожгли здание? И снова из-за неё кто-то испытал боль?
Тамао прекрасно понимала, что нужно не просто шевелиться, а бежать со скоростью света, но ни одна клеточка тела не могла двинуться. Коккури попала в ловушку собственного разума.
Колени подогнулись, но она кое-как устояла. Взгляд упал в потемневший пол.
"Двигайся... Двигайся! Хотя бы раз... Хотя бы сейчас измени что-нибудь!"
Над головой послышался угрожающий треск, но девушка по-прежнему не могла шелохнуться.
"Неужели... Это все?"‒ неожиданно отстраненно подумала Тамао. Все чувства, до этого обостренные до предела, сейчас словно исчезли ‒ как из шарика разом выпускают весь воздух. Ее перестала волновать саможалость и слабость: больше не было сил критиковать себя. Больше... нет.
‒ Тамао!
Она подняла голову. Удар сердца, теперь такой бойкий, запустил странный процесс: время восстановило ход, и замедленной съемки будто и не было, а картинка стала яркой, очень сильной; звуки, до этого почти полностью заглушенные, мгновенно взорвались в сознании Тамао; к рукам, щекам, к сердцу прилил жар, не имеющий никакого отношения к огню. Она ожила.
‒ Р-рен?
Хотя уже и живая, Тамао все еще не двигалась. Она не отводила глаз от такого знакомого, родного лица. А потом неосознанно сделала шаг вперед, и что-то рухнуло позади, осыпав спину девушки пеплом.
Он снова... спас ее жизнь.
Тамао почувствовала острое желание броситься к нему, не зная даже, от радости или от желания быть спасенной. От благодарности или от нахлынувших красок эмоций. Но даже сейчас подобный поступок все еще был слишком вульгарным для нее. Смешанные чувства делали окружающую реальность еще ярче, но при этом коккури игнорировала и запах гари, и треск огня.
Ей и в голову не пришло, что она уже раньше обнимала его. И что это было так естественно и просто. Искренне.
Слабым голосом, хрипло, как будто она не говорила ни слова несколько десятков лет, а теперь училась заново, Тамао спросила:
‒ Почему... ты здесь оказался?
‒ Песенки пришел послушать, ‒не удержался от сарказма Тао, и, схватив ее за руку, потащил к лестнице. ‒ Надо убираться отсюда.
‒ Нет! ‒ вдруг воскликнула Тамао, начав упираться.
‒ Что еще? ‒ раздраженно отозвался Рен, остановившись, но крепко держа скрытую перчаткой руку.
‒ Там Ая. И кто-то еще, ‒ девушка показала в сторону завала и решительно добавила: ‒ Нужно спасти их!
‒ Ая, ‒ повторил шаман, поджав губы. И уже было открыл рот, чтобы продолжить, но Тамао не дала ему такой возможности:
‒ Сейчас не время думать о подозрениях! Она спасла меня!
‒ Она бросила тебя здесь, ‒ хладнокровно ответил Рен. Тамао смотрела прямо в строгое лицо, не теряя уверенности. Сложно было поверить, что еще минуту назад она беспомощно опустила руки, приготовившись умереть.
Тогда Рен сказал:
‒ Хорошо, я отведу тебя наружу и вернусь.
‒ Но... ‒ начала возражать Тамао, однако Рен безапелляционно заявил:
‒ Чем больше будешь спорить, тем больше времени потеряем. Не думаю, что они долго протянут.
Тамао больше ничего не оставалось, кроме как подчиниться. Уверенная рука вновь повела ее. Тамамуре стало почти спокойно, потому что она ни капли не сомневалась в Рене. Он сможет все.
‒ А... ‒ Тамао только что заметила кое-что. ‒ Рен, если... Если тебя увидят с гуандао...
‒ Мне плевать, ‒ спокойно ответил он.
Следуя за Реном, Тамао все больше путалась в своих чувствах. Не понимала и не могла объяснить, что испытывает. Но одно она знала точно: никто никогда еще не бросал всё ради ее спасения. Как и само событие, это чувство было особенным, уникальным.
Она спотыкалась, а он поддерживал ее. И не отпускал ее руки. Широкая спина перед глазами никуда не исчезала, и Тамао потихоньку отпускала страх оказаться одной ‒ брошенной, ненужной. Чем слабее коккури удерживала страх ‒ или он ее удерживал? ‒ тем сильнее тонкие пальчики сжимали сильную руку, вытягивающую девушку из бездны.
Выбравшись на улицу, Тамао зажмурилась от света, так бьющего по глазам, и жадно вдохнула воздуха, почти свободного от удушливой смеси запахов огня и смерти.
Открыв глаза, Тамао увидела, что здание было ограждено. Не сбавляя скорости, Рен продолжал вести ее прочь от жара и боли. Звуки сирен и крики людей смешались в оглушительный звон, но ноги все еще слушались певицу.
Ловко пройдя сквозь ограждение, бесконечную толпу и машины, Рен остановился у темно-серого автомобиля.
‒ Рен-сан, Тамамура-сан, вы в порядке? ‒ из машины выскочил Оизуми Такао.
‒ Все нормально, ‒ сухо ответил Рен. Оизуми кивнул. Если он и удивился гуандао, то не подал виду.
‒ Позаботься о ней, ‒ твердо сказал Рен и, выпустив руку Тамао, рванул назад.
‒ Что? ‒ ошарашенно выдал Такао. ‒ Рен-сан, куда вы? ‒ крикнул молодой человек удаляющемуся партнеру, но тот ни на секунду не замедлил бег.
‒ Там... Там моя подруга, ‒ очень тихо произнесла Тамао, глядя вслед своему спасителю.
‒ Рен-сан очень храбрый, ‒ почему-то вздохнул Оизуми.
Уголок губ Тамамуры чуть поднялся. Да он самый храбрый человек на свете! Не считая Йо-сама, конечно.
Вторая подобная мысль за день встревожила Тамао. Его образ становился все более далеким и размытым, и это не на шутку взволновало девушку. Она попыталась вспомнить его улыбку, но воспоминание выглядело придуманным, как будто вылепленным по привычке. Что он сказал бы сейчас?
Тамао ужаснулась. Она понятия не имела, что Йо-сама сказал бы ей сейчас. Ни малейшего представления. Ни о словах, ни об интонации. Пусто.
Что же происходит..?
Цепочке из мыслей не дал сложиться обеспокоенный голос Оизуми:
‒ Вы не ранены?
‒ Нет-нет, ‒Тамао перевела взгляд на мужчину. ‒ Пожалуйста, не беспокойтесь.
‒ О тогда хоро... Постойте-ка, а это еще что?! ‒ ужаснулся Такао, когда девушка полностью повернулась к нему.
‒ Да ничего страшного, ‒ отмахнулась Тамао и, прикрыв плечо, снова стала смотреть на горящее здание, ожидая, что Рен вот-вот выйдет.
‒ Нет, так не пойдет, ‒ строго сказал Оизуми. ‒ Я отвезу вас ко мне домой.
Тамао повернула голову к собеседнику резче, чем хотела. Оизуми смешался, а потом неловко улыбнулся:
‒ Вы не думайте, там моя жена о вас позаботится...
Тамао поспешно замахала руками:
‒ Нет-нет, дело не в этом! Просто... Я не могу уйти, пока не выйдут Ая и Рен... сан.
Больше не улыбаясь, Такао настоял:
‒ Он сказал мне позаботиться о вас; доверил, можно сказать. Вам не стоит здесь оставаться, нервничать и дышать гарью. А Рен-сан непременно с нами свяжется как только вытащит вашу подругу.
Девушка колебалась. Ей было страшно даже взглянуть на пламя, окружившее здание, ведь оно так небрежно, неосторожным порывом раскрывало все старые раны Тамао, но... Еще страшнее было оставить сразу двух дорогих ей людей.
‒ Тамамура-сан, мне потом перед Рен-саном отвечать, ‒ гораздо мягче добавил Оизуми.
‒ Я... Хорошо, ‒ сдалась она.
Нет ни единой причины сомневаться. Он... Он сможет все.
Мужчина заметно расслабился и поспешил открыть дверцу автомобиля, чтобы Тамао села в него, пока не передумала.

* * *

Рен без особого труда избегал препятствия, в том числе и горящие, и досадливо думал, что зря позволил Тамао отправить его спасать ее подружку. Особенно учитывая, что, вероятно, именно она все это и устроила.
Судя по словам Тамао, ее подруга побежала кого-то спасать, а затем проход завалило. Рен не сомневался, что девчонка просто нашла повод смотаться, но ведь коккури без доказательств не успокоится.
На других людей ему вообще было наплевать, пока Тамао в порядке, но уже заодно можно и их захватить.
Легко избавившись от завала с помощью сверхдуши, Рен поспешил дальше, ведь чем быстрее он справится со своей задачей, тем быстрее покинет это место и убедится, что с Тамао все хорошо.
Рен прибавил шагу, но скоро ему пришлось остановиться. Тупик. Стена, заваленная. Выругавшись, шаман собирался уже повернуть назад и поискать где-нибудь еще, как послышался тихий плач и кто-то пробормотал:
‒ Не волнуйтесь, все будет хорошо... Мы выберемся...
Выходит, завалило!
Рен только удивился, как в такой завал могли поместиться люди. Даже один человек.
Гуандао было сложено, и мужчина принялся вручную отбрасывать куски обгоревшего материала, чтобы не ранить пострадавших. Сквозь появившееся отверстие стали проглядываться лица. Под завалом оказались женщина и девушка ‒ по темному от копоти лицу первой текли слезы, оставляя светлые дорожки, а вторая ее обнимала, нашептывая какую-то утешительную чушь.
Не ощущая больше давления, обе подняли головы и изумленно посмотрели на Рена. Темноволосая женщина перестала плакать и переводила взгляд с подруги по несчастью на спасителя и наоборот, а светленькая девушка неуверенно проговорила:
‒ Рен-сан?..
Ничего не говоря он помог им выбраться. Женщину Рену пришлось удерживать, так как та вот-вот готова была потерять сознание ‒ то ли от радости быть освобожденной, то ли от всех потрясений, свалившихся на нее.
Он невольно посмотрел на девушку, назвавшую его по имени. Наверняка по телевизору видела, вот и узнала.
Хрупкая, тоненькая, невысокая... Светлые волосы по плечо...
Рен замер. Ведь тогда, в темноте...
Глядя прямо в голубые глаза, он спросил:
‒ Вы... Ая?
Она недоуменно кивнула.
Рен от своего открытия даже пошевелиться не мог. И продолжал смотреть на круглое, какое-то даже наивное лицо.
Как только он мог быть таким идиотом.
Он всегда знал виновницу, и теперь это было очевидно, ведь кто стал бы выдавать себя за другого человека? Он только до сих пор не знал, кто она, и по ошибке обвинил во всем подругу Тамао. А еще теперь Рен вдруг понял, что враг вовсе не внутри, а снаружи здания ‒ там, где сейчас Тамао.
‒ Черт, ‒ вырвалось у него. Он мгновенно повернулся к спасенным.
‒ Нам надо поспешить, ‒ и рванул вперед.
Ая обеспокоенно спросила у женщины:
‒ Вы в порядке? Идти можете?
‒ Да, все хорошо. Спасибо, ‒ совсем тихо ответила она. Ая улыбнулась и взяла ее за руку.
Женщина изо всех сил сжала пальцы храброй спутницы.

* * *

Темно-серый автомобиль остановился возле двухэтажного дома в японском стиле.
‒ Приехали, ‒бодро оповестил Тамао Оизуми. Он вышел из машины и обошел ее, чтобы открыть дверь для певицы, за всю дорогу на разу не сменившей тревожного выражения лица. Протянул ей руку, чтобы помочь выйти, но девушка этого даже не заметила.
‒ Тамамура-сан?
Она вздрогнула.
‒ Простите...
Рука в потемневшей перчатке осторожно легла на ладонь мужчины. Тамао выбралась, покусывая губу от беспокойства.
‒ Это мой дом, ‒ Такао попытался сказать это как можно естественнее, но он и сам уже нервничал. Неуверенно подошел к ограде, будто сомневался, , стоит ли туда идти, но потом решительно распахнул калитку, затем и дверь дома.
‒ Добро пожаловать!
‒ Извините за беспокойство*, ‒ привычно вежливо, но совершенно отстраненно сказала Тамао, заходя в дом.
‒ Я дома!* ‒ громко сказал Оизуми.
‒ С возвращением*, ‒ ответил приятный женский голос откуда-то из глубины дома.
‒ Рина! ‒ опять прокричал он, ‒ У нас гостья!
‒ Такао, ну что ты как всегда? ‒ донеслось в ответ. ‒ Хоть бы предупредил, у меня ничего не приготовлено...
Что-то зашуршало и в коридор вышла худенькая светловолосая девушка в фартуке. Она увидела Тамао, и ее лицо на миг застыло. Спохватившись, она поклонилась:
‒ Оизуми Рина, очень приятно.
‒ Тамамура Тамао, ‒ поклонилась в свою очередь коккури, ‒ мне тоже очень приятно. Извините, что отрываю от дел.
‒ Что вы! В свою очередь прошу простить мою грубость. Я... не ожидала, что это будет такая почетная гостья.
‒ Не беспокойтесь об этом, ‒ вежливо улыбнулась Тамао в ответ. Еще бы! Мало, что ни с того ни с сего в дом пришла известная певица, так еще и в каком виде! Волосы растрепаны, одежда опалена, лицо наспех протерто влажной салфеткой. Кто угодно растерялся бы.
‒ Рина, ‒ взволнованный Оизуми, наконец, прервал обмен учтивыми репликами, ‒ тут такое произошло... Я позже все объясню, но сначала, пожалуйста, осмотри рану Тамамуры-сан...
Блондинка перевела взгляд на плечо Тамао.
‒ О Духи... ‒ чуть слышно пробормотала Рина. Коккури встрепенулась, Такао бросил на жену странный взгляд, но та не изменилась в лице.
"Но ведь она... не шаманка?" ‒ в замешательстве подумала Тамао.
Шаманы всегда чувствовали друг друга. Даже если шаман очень слаб, его ауру можно уловить, тем более с такого близкого расстояния.
‒ Нет, Тамао, мы не чувствуем ни духов, ни силы, ‒ сказал Пончи ‒ духи заметили сомнения хозяйки.
"Религия, что ли?" ‒ Тамамура нахмурилась.
‒ Пойдемте в комнату, я вас осмотрю, ‒ обеспокоенно сказала Рина, поспешно скрывшись из коридора.
Тамао последовала за девушкой и оказалась в небольшой, но светлой и очень чистой комнате. Хозяйка жестом указала на стул, и Тамао села. Рина приблизилась к ней и припустила верхнюю часть кимоно, внимательно вгляделась в открывшийся участок кожи.
‒ Рана не такая серьезная... и уже не кровоточит. Вы, наверное, хотели бы в душ?
Тамао замотала головой.
‒ Нет-нет, все в порядке...
Рина строго ‒ совсем как ее муж недавно ‒ сказала:
‒ Тамамура-сан, не бойтесь показаться невежливой. Рану все равно нужно промыть, а вы еще после такого пожара, вся эта гарь... Ступайте, я сейчас приготовлю вам одежду на смену.
Тамао встала, неловко поклонилась и вышла из комнаты. В растерянности остановилась. Не успела она обернуться, появилась Рина со сложенной стопкой одежды.
‒ Вот, пожалуйста. А, ванная комната здесь, проходите, ‒ она мягко указала на одну из дверей коридора.
‒ Спасибо, ‒ Тамао кивнула и скрылась за дверью, щелкнув задвижкой.
Она вздохнула. Хоть бы у Рена с Аей все было хорошо...
Шум воды немного успокоил Тамао, и она принялась смывать с себя остатки ужасов сегодняшнего дня.

* * *

Не обнаружив на месте Оизуми, Рен невольно занервничал.
‒ С Тамао все хорошо? ‒ робко спросила Ая.
‒ Если нет, я его прикончу, ‒ сквозь зубы выплюнул шаман.
Ая сочла благоразумным промолчать. Она посмотрела в сторону, чтобы убедиться, что ее спутница в порядке. Хотя и неровным шагом, она довольно быстро шла прочь от горящего здания, спеша домой.
Рен уже набирал своему партнеру, который подозрительно долго не отвечал.
‒ Да? ‒ наконец прозвучало в трубке.
‒ Где тебя носит?! ‒ не сдержавшись рявкнул Рен, забыв о формальном тоне.
‒ Извините, я с женой гово...
‒ Разумеется, более подходящий момент сложно представить, ‒ ядовито вставил Рен, не дав собеседнику закончить.
‒ Я говорил с ней о Тамамуре-сан, она у нас, ‒ на удивление спокойно ответил Оизуми.
‒ Как она? ‒ быстро спросил Рен, неосознанно сжав свободную от телефона руку.
‒ Все хорошо, не беспокойтесь. Моя жена за ней присмотрит.
‒ Оизуми-сан, срочно приезжайте сюда. Тамао пусть остается у вас и ни в коем случае не выходит из дома, ‒ через силу управляя собственным голосом сказал Рен.
Повисла пауза.
‒ Оизуми-сан? ‒ ногти Рена впились в ладонь.
‒ Рен-сан... Это не лучшая затея...
‒ Это срочно, ‒ раздраженно повторил Рен, ‒ и очень важно. Я никому сейчас не могу доверять. Приезжайте, я все объясню.
‒ Я... ‒ отчего-то замялся Оизуми, но потом все же не слишком уверенно согласился: ‒ Л-ладно.
‒ Жду, Оизуми-сан. Это действительно важно, ‒ с нажимом произнес Рен и положил трубку.

* * *

Когда Тамао вышла из ванной, она чувствовала себя куда спокойнее. Откуда-то появилась прямо-таки железная уверенность, что с Реном и Аей все будет в порядке.
‒ Странный какой-то этот дом, ‒ настороженно произнес Кончи. Тануки тоже на удивление серьезно осматривался.
Тамао удивилась: ее ничего не беспокоило. Может быть, это что-то настолько еле уловимо, что доступно лишь духам?
‒ Ну... вы можете проверить, ‒ шепнула им девушка, чтобы ее не услышали хозяева дома. Духи мигом разлетелись в стороны.
Тамао вздохнула. И откуда такое стойкое чувство покоя, защищенности?
Она вернулась в комнату, чтобы дождаться Рину: та должна была обработать рану Тамао. Минут через пятнадцать она появилась и села на стул напротив.
‒ Мой муж только что уехал. Ему позвонил Рен-сан, с ними все хорошо, ‒ сообщила Рина.
Следующий вдох Тамао был будто в два раза больше полон кислородом, чем предыдущий. Она неосознанно рассмеялась, хотя и очень тихо. Слава духам...
‒ Сейчас я обработаю вашу рану, ‒ улыбнулась Рина.
Тамао не замечала ни пощипывания, ни прикосновений холодных рук хозяйки дома. Все хорошо.
Когда Рина закончила, Тамао спросила:
‒ Они приедут сюда?
‒ Безусловно, ‒ кивнула блондинка, отчего-то усмехнувшись.
Тамао ощутила, насколько сильно она хотела увидеть Рена, убедиться, что с ним все в порядке. Услышать его сухой голос ‒ поначалу кажущийся равнодушным, но на самом деле выдающий ей, отлично его знающей, чувства владельца, ‒ поймать фиалковый взгляд ‒ вроде бы такой холодный, но на самом деле просто защищенный от посторонних глаз. Улыбнуться ему и получить в ответ еле заметную усмешку уголком тонких губ.
Молчание затянулось, и Тамао, спохватившись, из вежливости спросила:
‒ Рен-сан и Оизуми-сан работают вместе?
‒ Да, ‒ больше не улыбаясь ответила Рина, ‒ они давние партнеры.
‒ О... ‒ Тамао не знала, что еще можно было добавить. К тому же перемена настроения собеседницы сбила ее с толку. ‒ А... Как они познакомились?
Рина пожала плечами.
‒ На каких-то переговорах. Это официально, конечно. На самом деле они встречались и раньше.
Тамао с интересом посмотрела на нее.
‒ На Битве Шаманов, ‒ будничным тоном добавила Рина.

@темы: Adults, ПНУ, Фанфики

Комментарии
2015-11-23 в 00:04 

Пушкин-хипстер
какой-то полугений-полудолбаеб (с)
Это снова я) давний читатель. А продолжение будет?

   

RenxTamao Fans

главная